Главная / Интервью

Хроника дня

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

В любой непонятной ситуации улыбаемся и пишем.

— Мы с тобой общались накануне карантина, и ты была преисполнена воодушевлением закрыться у себя в мастерской и работать. Многие люди тогда предвкушали грандиозные перспективы сделать на карантине много важных и нужных дел. Но, как показало время, энтропия замкнутого пространства многих подкосила. Как ты переживаешь карантин?

— У меня всё отлично. Как планировала, так и работаю. Прошло всего три недели — для меня это вообще не срок в работе. Я и дольше сижу в мастерской закрытая. Когда работаю, вообще ни с кем не общаюсь. Спокойно это переживаю, интернет переключает на себя, если что. Единственное, что меня сейчас раздражает, так это то, что мне как художнику не хватает сложности.

— Какой сложности?

— Даже техничная арт-терапия меня не устраивает. Я профессионал. Поэтому мне хочется сложного в искусстве.

— И что для этого нужно?

— Для этого нужно больше времени и больше ресурсов.

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

— Времени вроде бы полно — карантин в самом разгаре. А какие ресурсы нынче нужны, на твой взгляд, всему нашему обществу? Чего нам всем сейчас не хватает? Вопреки первоначальной панике, санитайзеров, туалетной бумаги и гречки — завались. Но что в дефиците?

— Думаю, у нас, у людей, есть один постоянный дефицит — дефицит собственного мозга. Во всяком случае, я постоянно ощущаю дефицит своего (смеётся). Но люди, как правило, в силу дефицита этого–то и не замечают. Если взять всю историю вокруг коронавируса, то что конкретно мы знаем обо всём происходящем? По факту все сошлись на том, что вирус действительно существует. А больше нет никакого объективного фактажа.

— Но фактаж всё время наращивается. Появляются всё новые рассуждения, вбрасывается всё больше информации о вирусе в СМИ.

— И всё это субъективно. Всё это — версии, бесконечные версии. Даже врачей обязали подписать бумагу о неразглашении. Моё отношение к происходящему такое: версии могут быть очень правдоподобными, но проверить их я не могу и не могу точно сказать, что стоит за всем этим. Да и вряд ли кто–то сейчас сможет. Я склонна принимать на веру только то, что вирус действительно существует. Все учёные вроде как сошлись в том, что вирус есть. Но какой он, что он делает, насколько он опасен, природного он происхождения или искусственного, а если искусственного, то с какой целью — всё это только домыслы. Правда может быть любой. И мы можем только принять какую-то теорию и в неё верить, присвоить её себе. Но утверждать, что она истинна — странно. А в связи со всем этим из–за дефицита мозга в обществе происходит следующее: каждый принял какое–то медийное мнение в качестве своего и теперь с пеной у рта доказывает всем вокруг якобы своё мнение. Я подписалась смеха ради на все эти городские чатики и группы и наблюдаю сейчас за битвами пауков в банках. Ведь когда весь этот движняк только начался, когда все ждали какой–то вспышки эпидемии, все были довольно сосредоточенны. Был общий враг, все были во всеоружии и готовы друг другу помогать. Но вот прошло две, а потом и три недели карантина, а врага как бы и нет. Непонятно вообще, то ли он есть, то ли его нет. И вот тут-то и начинаются разборки внутри групп. И наблюдать всё это очень смешно.

— Какой вывод ты делаешь из своих наблюдений?

— Я считаю, что для художника всё происходящее — это благо.

— Почему?

— Потому что самое страшное — это скука. Когда ничего не происходит, это действительно ужасно. А тут такое поле для наблюдений! Это материал для работы. Я считаю, если бы в обществе не было кризисов, художники просто вымерли бы. Они просто не знали бы, о чём говорить. Или это была бы бесконечная арт-терапия. А так есть какие–то глобальные темы, которые соединяют весь мир и становятся кодами, своего рода языком. Ты берешь тему кризиса, и весь мир тебя понимает.

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

— Ну да, тема хайповая.

— Можно расценивать и как хайп. Но это всё тот же аспект дефицита мозга. Тот, кто смотрит на то, что ты делаешь, и тут же вешает на тебя ярлык: ага, понятно, всё это ради хайпа. А я просто сижу у себя в мастерской и работаю. Какой хайп? Мне по приколу всё это делать, потому что у меня есть ощущение, что международный кризис — это язык, на котором тебя поймёт весь мир.

— Что ты хочешь сказать на этом языке?

— Я пока ещё ничего не хочу сказать. Я рассуждаю о кризисе. Я не маркетолог, но думаю, что для рынка искусства кризис — это самое благоприятное время.

— Для рынка искусства благоприятное время? Объясни.

— В искусстве вообще всё настолько субъективно и нестабильно, что рынок искусства всегда зависит от того, кто в данный момент стоит на главной арт-табуретке. А это может измениться в любую секунду. Я думаю, что стабильность рынка искусства как раз и заключается в его перманентной нестабильности.

— Но в медицине или в недвижимости тоже есть свои табуретки.

— Да, но они не настолько нестабильны. Кризис благоприятен для искусства, потому что искусство — это самая успешная инвестиция в кризисные времена. За счёт очень гибкой точки отсчёта она может стать любой.

— Ну да, сейчас уже наступило время благотворительных продаж: те работы, которые можно в нормальных условиях продать за 500 долларов, сейчас продаются за десять. Это выгодно для дилеров и для коллекционеров. Но насколько выгодно сейчас продавать художнику? Может, стоит подождать посткризисного возрождения?

— Я думаю, что кризис — это лучшее время и для рынка, и для художника. Больше шансов, что тебя купят. Кроме того, для художника кризис — это как глоток свежей воды, как открытая форточка со свежим воздухом. Кризисы взбалтывают и общество, и сознание. Как потом вся эта конструкция соберётся, никто не знает, и это интересно. Я не знаю, что нас ждёт. Но мне — как художнику — интересно на это посмотреть. Хотя как смертному человеку — страшновато.

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

— Что ты думаешь о государственных карантинных мерах? Ты не видишь в них нарушения твоих прав и свобод?

— Конечно, мне это не нравится. Поначалу пугали эпидемией, и лишний раз выходить на улицу не хотелось. Спустя время возник ряд вопросов, и их становится всё больше… Я вот уже два раза не могла попасть в магазин, потому что у меня маска какая–то не такая. А где взять такую, мы не знаем. Когда ты сидишь в мастерской и работаешь — вроде бы всё ок. А когда выходишь и видишь, что патруль останавливает мамашу с коляской, это начинает сильно бесить. Но что я могу в этой ситуации сделать? Есть вещи, которые мы не можем изменить. От того, что мы сейчас пойдем бунтом в три с половиной человека, ничего не изменится. Поэтому есть ли смысл бунтовать? Пока что я его не вижу. Я понимаю, что всё происходящее в Украине — стресс для многих людей. Но в такой ситуации здоровее просто её принять.

— Принять правила этой игры?

— Если уж она такая невыносимая, то нужно придумать, как её пережить. Ведь самое положительное в кризисе — то, что он включает мозг и заставляет человека думать и придумывать новые решения. А решать проблемы лучше всего по мере их поступления. Не нагонять страха и паники. Да, всех пугает неизвестность. Я тоже далеко не оптимистка в этом смысле, и не думаю, что нас в нашей стране ждёт какое–то светлое будущее, в обывательском понимании. Но и в трагедию впадать раньше времени пока что не стоит. Ведь мы уже пережили не один кризис. Предыдущие, конечно, были не настолько масштабны. Но лично меня именно они и подтолкнули к тому, чем я сейчас занимаюсь.

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

— Расскажи, как это было.

— В 2009-м, во время кризиса, тоже было обрушение экономики и пустые улицы. Разве что в масках по улицам тогда не ходили. Мне было девятнадцать лет, я окончила «грековку» и поехала в Киев, чтобы устроиться на работу, но все дизайн–бюро и архитектурные студии катастрофически закрывались либо работали в сокращённых режимах. В общем, у меня не вышло стать столичным дизайнером, я вернулась домой в Южный и залегла на диван. Потому что всё тогда сильно напоминало сегодняшний день. Люди были такие же тревожные, все паниковали. Но я видела не отдельных людей с их паниками, а образ этой тревожности — серое и вязкое бытовое болото. И мне очень хотелось в тот момент, чтобы появилось какое–то светлое пятно в моей жизни. И тогда мне в голову пришла мысль о том, что дети на всё смотрят как в первый раз. И благодаря этой своей способности они могут и в дерьме увидеть цветочек. Потому что они просто не знают, что это дерьмо. Вот так родилась идея первой картины из моей серии «Двое в городе» — «Девочка и кенгуру». Тогда же я осознала, что всё–таки я художник, хотя после «грековки» об этом особо не думала. «Девочка и кенгуру» была одной из первых картин, которую я начала. Закончила её уже в 2011-м, у себя в мастерской. Потом продолжила эту серию посткризисной рефлексией, картиной «Девочка и жираф». В 2013-м, когда в Украине начались беспорядки, вновь нужна была надежда. И я вновь обратилась к серии «Двое в городе». Тогда меня вдохновила прекрасная одесская девочка Сара. Она и попугай стали героями новой картины. «Девочка и попугай» была написана уже в 2015-м, и, по мнению многих зрителей, эта картина стала символом того, что жизнь продолжается несмотря ни на что.

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

Сегодня я вновь хочу обратиться к этой теме. Даже само название серии — «Двое в городе» — сегодня звучит особенно актуально, ведь в условиях карантина нам рекомендуется не собираться больше чем по два. Возможно, пора просто встретиться с собственным мозгом и заставить его осмыслить новую ситуацию по–новому? У меня сгусток всех переживаемых эмоций постепенно перерастает в новые образы. Я не сильно спешу, но эта серия остаётся у меня в бэкграунде как постоянное напоминание о том, что, когда смотришь на жизнь вокруг как ребёнок — то есть, как в первый раз — это всегда открыто к осмыслению с разных сторон и ракурсов. И лично я не собираюсь терять эту способность.

«Двое в городе» — одесская художница Ева Ятт о кризисе как о возможности встречи человека с собственным мозгом

Беседовала Лариса Осипенко

Иллюстрации: картины Евы Ятт из серии «Двое в городе»


7
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...