Главная / Интервью

Хроника дня

Генерал в тельнике. Карьера одессита – звезда из рук маршала, водка с генсеком и советы Брежневу

. Громил немцев в Венгрии, устанавливал социалистический порядок в восставшей Чехословакии, спорил с Леонидом Брежневым по поводу ввода войск в Афганистан. В День Победы «Таймер» пообщался с этим необычным человеком.

awbkhcu34e
История – возле нас. В неприметной одесской девятиэтажке живет пожилой человек, бывший свидетелем и активным участником большинства знаковых событий второй половины двадцатого века. Десантник Лев Николаевич Горелов прошел путь от рядового до генерала. Громил немцев в Венгрии, устанавливал социалистический порядок в восставшей Чехословакии, спорил с Леонидом Брежневым по поводу ввода войск в Афганистан. В День Победы «Таймер» пообщался с этим необычным человеком.

В Красной Армии Лев Николаевич с 1940 года. Правда, до 1943-го года в боевых действиях не участвовал, служил на Дальнем Востоке. В марте 1945 года, после освобождения Будапешта, его 357-й полк 114-й воздушно-десантной дивизии вел боевые действия на территории Венгрии и вышел к реке Раба.

- После освобождения Будапешта, наш полк шел в передовом отряде, - вспоминает офицер. - Мы форсировал Дунай и остановились перед рекой Раба. К нам приехал маршал Малиновский и спрашивает командира полка: «Почему остановились?». «Противник оказывает жесточайшее сопротивление», - отвечает командир полка. «Что намерены предпринять?», -снова спрашивает маршал. «Сейчас будем форсировать реку»,- говорит заместитель командира батальона. Малиновский так посмотрел, сурово, и говорит: «Отставить форсировать. Целый день даю на подготовку атаки, а утром будем форсировать, но перед тем даю десять машин, на которых ночью в тыл переправите одну роту. Есть у вас такая рота добровольцев?». Да, сказал мой командир и назначил мою стрелковую роту.

Рота автоматчиков полка под командованием Льва Горелова ночью была переправлена в тыл. За несколько часов десантники уничтожили минометно-артиллерийские батареи и командный пункт немцев и перешли к обороне участка дороги, не допуская тем самым отхода врага. Утром полк успешно форсировал реку. За проведенную операцию многие солдаты и офицеры были награждены орденами и медалями. Лев Горелов получил орден Красной Звезды из рук маршала Малиновского.

После войны Лев Николаевич командовал батальоном, потом окончил Военную академию, был заместителем командира, командиром полка, позже командиром дивизии, которая в 1968 году принимала участие в подавлении Чехословацкой революции. Приказы не обсуждаются, генерал Горелов и сейчас не сильно любит говорить на эту тему.

- Я воспринял приказ так, как надо, и все сделал, чтобы меньше потерять людей, и я этим горжусь, что операция прошла бескровно.

Ну, чистил автомат солдат и по неопытности и халатности прострелил себе руку или ногу. Но это не боевые потери.

Но, чисто по-человечески я вам скажу — можно было обойтись без операции. Мне кажется, не надо было вводить войска, не может быть, чтоб нельзя было договориться. Понимаете, силой, мы все стараемся силой решить. Скажите, что, в Чечне нельзя было решить не силой? Это сугубо мое личное мнение, у руководства были свои, видимо, данные о положении в Чехословакии. Но, мое вот личное мнение, как там побыл я, три месяца почти, вот такое… Мы потом с ними встречались со всеми — офицерами, генералами — на всех мероприятиях, и я, потом ШОВ, наш штаб, представители штаба объединенного Варшавского договора, группа генералов там целая сидит. И я не думаю, что они были согласны с вводом, первое, что я с сознанием, сердечно, принял приказ, честно его выполнил, сделал все, чтоб без потерь было, а второй вопрос — вводить или не вводить. У меня личное такое, есть сомнение — не вводить. Можно договориться было со страной.

prag_1968_1
Самое яркое воспоминание – о том, как помогал перевозить в Москву первого секретаря ЦК Коммунистической партии Чехословакии Александра Дубчека.

- В 10 часов 21 августа поступил приказ из Москвы вывезти правительство и Дубчека на аэродром и отправить в Москву, на переговоры. Всех их вывезли туда, но уже вывозили не десантники, а БТРы 20 ой армии. Я только помогал их вынимать всех, вытаскивать.

Довезли к аэродрому, получили расшифровку - Дубчека оставить. Остальных отправить самолетом, а Дубчека оставить, чтобы он обратился к народу. Я думаю, дай поеду, посмотрю на Дубчека. Ну, надо же посмотреть, верно? Приезжаю, представляюсь ему: «Товарищ Генеральный секретарь, командир седьмой дивизии такой-то, здравствуйте!» Он выходит из машины, а тут караул, охраняют, зам. комдив — полковник, начальник караула.

Говорит: «Товарищ генерал, а у вас нет чекушки, ну, выпить? То есть, 100 грамм, не чекушки, 100 грамм?»

Я говорю: «Товарищ Генеральный секретарь, у нас сухари есть, сухпай есть, все у нас есть, накормить вас могу, но водки нету…»

А сержант сзади стоит, говорит: «Товарищ генерал, у меня есть чекушка!»

Твою мать, я как услышал, сержант, в карауле!
4g1fxxbpvr
В 1975 году Горелова назначили главным военным советником в Демократическую Республику Афганистан, где он прослужил до 1979 года.

Генерал был одним из немногих военачальников, выступавших категорически против ввода советских войск в Афганистан.

-В октябре 1979 года за мной прислали самолет, я прилетел в Москву. Вечером прилетел, а утром Огарков (Николай Огарков, - начальник Генерального Штаба) усадил меня в машину и повез на Политбюро. Я, конечно, волновался — первый раз все-таки. Входим. Сидят: Брежнев, Громыко, Устинов. Пономарев, хоть и не член политбюро, тоже там сидел. В общем, полный состав. Я поздоровался.

«Здравствуйте, присаживайтесь. Что будете — кофе или чаек?», — Брежнев меня спрашивает. У них на столе стоят стаканы, в них — чай с лимоном. Я говорю: «Спасибо, я только что из-за стола». «Когда приглашают неудобно отказываться. Садись», — говорит Брежнев. Сел. «Вызвали вас, чтобы вы доложили обстановку в Афганистане», — говорит Леонид Ильич. Я отвечаю: «Леонид Ильич, политическую обстановку в стране, я уверен, вы знаете, потому, что посол недавно у вас был. Я лишь задержу ваше время. Я доложу вам обстановку с чисто военной точки зрения».

Ну, и рассказал ему, что афганская армия находится в стадии формирования. В наличии 10 дивизий, 300 самолетов, из них МИГов — 21. Шестьсот танков, из них современных Т-62 — 92 штуки. 1500 стволов артиллерии. Армия обучается. Трудность состоит в большой протяженности границ, которые армия и охраняет. Времени на обучение армии в этих условиях было мало. Сейчас формируются погранвойска. Укрепим ими армию, сделаем ее более многочисленной. Нам нужны средства связи и вертолеты на случай развертывания боевых действия, вторжения банд.

Он на меня посмотрел и говорит: «Так войска надо вводить или нет?»

Я говорю: «Леонид Ильич, мое, и не только мое, мнение таково: вводить войска не нужно! Не нужно, Леонид Ильич!» — «Но почему?» — «Армия способна контролировать границу. Это первое. Второе — если мы, Леонид Ильич, введем туда войска, американцы предпримут все, чтобы сформировать вооруженные отряды. Придет время, когда они вторгнутся в Афганистан. И третье — наша армия не готова драться в горах».

Устинов тут встрял, прервав меня: «Вы не расписывайтесь за армию!»

Я говорю: «Дмитрий Фёдорович, у меня есть основания так говорить. Ко мне же в группу приезжают офицеры-советники с наших внутренних округов. Вы их собираетесь ввести в Афганистан? Они понятия не имеют, что такое горы! Я пробыл в Одесском округе столько лет, но ни одного учения в горах не провел. Такое положение дел во всех внутренних округах. Они не готовы! Ну, и четвертое — ввод войск потребует колоссальных материальных затрат. Кроме того, будут людские потери. И еще одно — хоть и говорят, что войска наши собираются расставить по гарнизонам, могу сказать, что так вряд ли получится. Придется воевать первым эшелоном, а афганцам — вторым».

Он говорит: «Спасибо, товарищ генерал. Идите, чайку попейте в соседнюю комнату. Если хотите что-то посущественней — выбирайте, пожалуйста, по здоровью». Я пошел в другую комнату, а Иванов стал докладывать после меня. Что он говорил, не знаю, но когда мы сели потом с Огарковым в машину, Николай Васильевич мне и говорит: «Лев (он меня только так звал), мы проиграли». Я понял, что Политбюро приняло сторону Иванова.

Войска ввели, чем это закончилось все знают… По мнению Льва Горелова, американцы сделали туже ошибку, что и СССР.

- Америка сделала глупость, введя свои войска в Афганистан, они их выведут, так ничего и не добившись, - считает генерал.

О современной украинской армии Лев Николаевич говорит со слезами на глазах.

- Мне больно говорить об украинской армии, так как ее нет. Вы понимаете это страна, которая не имеет армии. Если бы Румыния сейчас напала, они бы тремя десятками танков спустя несколько часов стояли бы под Одессой, а за день захватили бы весь юг. А все потому, что на юге страны нет не одной боеспособной части.
dnh79iepb5

4
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...