Главная / Интервью

Хроника дня

«И снится нам не рокот космодрома»: как в одесской кирхе строят космические корабли

О межпланетной станции «Марс-3» и МТКС «Энергия — Буран», компьютерной игре Mass Effect и канализационных трубах, недоделанном Falcon'е Илона Маска и женской пожарной смекалке.

Обо всём этом и многом другом ТАЙМЕРУ рассказал настоятель Одесского кафедрального собора Святого Павла, президент синода Немецкой евангелическо-лютеранской церкви Украины и руководитель клуба космического моделирования Андрей Кузнецов. 



— Расскажите о себе. Как давно вы увлекаетесь созданием моделей космических кораблей? Каковы ваши основные достижения на этом поприще?

— Космическим моделированием я занимаюсь вот уже более 40 лет. Больше всего увлекает сам процесс — когда на твоих глазах буквально из ничего потихоньку рождается на свет что-то необычное и красивое. Одной из первых серьёзных работ стала созданная в 1982-1983 годах модель советской автоматической межпланетной станции «Марс-3», которую я недавно подарил ребятам из Кривого Рога — по случаю 50-летия местной станции юных техников. 

В 1986 году я сконструировал копию автоматической межпланетной станции «Вега-1», летавшей в своё время к комете Галлея. Эта работа победила на Всесоюзном конкурсе юных астрономов и космонавтов, в жюри которого входили живые легенды — Вячеслав Зудов и Алексей Леонов: само мероприятие проходило в Ставропольском крае, где располагался самый большой по тем временам радиотелескоп «РАТАН-600». 

А вот модель легендарной многоразовой транспортной космической системы «Энергия — Буран» высотой 1,2 метра, построенная мною в масштабе 1:50, в 1991 году взяла золотую медаль на ВДНХ! На её создание, помнится, ушёл целый учебный год и уйма расходных материалов: стеклоткань, эпоксидные смолы, дерево, металл — очень много приходилось паять жесть. Сейчас, конечно, со строительными материалами стало гораздо проще: можно использовать, к примеру, пластмассовые канализационные трубы — ровные, гладенькие, лёгкие. Ничего подобного 30 лет назад у нас, разумеется, не было. 

В 1992 году мы решили продолжить в том же духе и построили модель японского космического корабля многоразового использования HOPE высотой 2,4 метра — но эту работу уже никуда не возили, потому что СССР к тому времени прекратил своё существование.

«Марс-3»/«Энергия — Буран»


HOPE 

— Сколько времени функционирует ваш клуб? Как вам удаётся совмещать три совершенно разные профессии, — священника, инженера и преподавателя? Какие космические аппараты «на слуху» у современной молодёжи?

— Наш клуб функционирует уже почти полтора года: всё началось в январе-феврале 2020 года. Потом, разумеется, мы прервали свою деятельность в связи с карантином, ну а сейчас понемногу опять начинаем работать. К сожалению, подобными вещами в наше время увлекается крайне небольшое число людей: подавляющее большинство молодёжи интересуется, в основном, компьютерами, играми и всем, что с ними связано, а люди старшего поколения, трудившиеся над созданием моделей в прошлом, давно отошли от дел, а то и вовсе были призваны к себе Господом. Так что я по собственному почину решил поделиться с детьми накопленным за долгие годы опытом. Вместе с тем если до последнего времени занятия в клубе проходили исключительно по моей личной инициативе, то уже с марта этого года я получаю полставки как руководитель соответствующего кружка под эгидой Одесского центра детского и юношеского творчества «Ювента», который сейчас находится в стадии организации. 

Во время занятий у ребят есть два пути: создать копию какого-нибудь известного космического летательного аппарата либо построить что-то своё. Среди наиболее значительных достижений клуба за эти полтора года — построенная на 60 % стендовая модель космического телескопа, которую мы намерены отправить на какой-нибудь всеукраинский тематический конкурс. Другая интересная работа — миниатюрная копия космического корабля «Нормандия» из компьютерной игры Mass Effect длиной 1067 мм, на которую ушло 4 месяца кропотливой работы. 



Будучи священником, я никоим образом не навязываю учащимся какие-то богословские моменты: мы говорим о вере только в тех случаях, когда кто-либо из ребят задаёт соответствующие вопросы. В таких случаях я стараюсь приучать их не лгать, быть честными, порядочными, открытыми людьми. Разумеется, в первую очередь я учу молодёжь работать руками, как когда-то натаскивали меня самого: если можешь сделать что-либо вручную — значит, с помощью станка управишься и подавно. 

Для каждой модели создаётся пошаговая технологическая карта, включающая в себя чертежи в трёх проекциях, исходя из которых мы рассчитываем все необходимые коэффициенты — во сколько раз нужно увеличить ту или иную деталь, чтобы в итоге получилась заготовка нужных размеров. Приступая к работе, очень важно на основе имеющихся чертежей представлять каждую запчасть в трёхмерном виде, чётко знать, с чего мы начинаем и как будем заканчивать. Все эти навыки и умения наверняка пригодятся ребятам в будущем, в особенности тем из них, кто выберет профессию инженера. Вдобавок члены нашего клуба усваивают всю необходимую техническую терминологию: мы регулярно имеем дело с такими понятиями, как дно, мидель, шпангоуты и так далее, которые перешли в авиационную и космическую сферы из судостроительной области. 



— Как обычно проходят занятия? Какие черты характера помогает развивать подобная работа? Какие материалы вы обычно используете в процессе создания моделей? Что представляет собой контингент посетителей клуба? Проводятся ли у вас какие-либо практические испытания готовых моделей?

— При создании моделей мы обычно используем ПВХ-пластик: он достаточно лёгок в обработке — режется ножом, шлифуется, гнётся, оставаясь довольно прочным. Вдобавок этот материал не является токсичным: я давно уже не применяю на практике старые технологии, в рамках которых в дело шли эпоксидно-диановые смолы, стеклоткань и прочие вредные вещества. Обычно стараюсь не работать за своих учеников: показываю, как и что, помогаю в наиболее сложных местах, а вообще они трудятся сами. 

Самое главное при создании моделей — усидчивость, скрупулёзность и тщательность: всё это необходимо для максимально точного копирования выбранного космического аппарата. Если, к примеру, расчётная длина какой-либо детали должна составлять 968 мм, то именно такой её и нужно сделать — в противном случае мы рискуем нарушить все пропорции, тем самым напрочь испортив внешний вид модели. 

Я с самого начала приучаю ребят к точности: расхождение в полмиллиметра — это уже щель. Многие современные дети хотят в любом деле получить быстрый результат, но здесь так не бывает: для того, чтобы сделать красивую модель, нужно запастись терпением — результат того стоит! Кроме того, в процессе работы мы часто используем разнообразные подручные материалы, комбинируя их в самых неожиданных сочетаниях: светильники, датчики движения, пробки от коньячных бутылок, серьги-клипсы, спицы от зонтика и многое другое: так, например, «верх» модели космического телескопа с надписью Vector изготовлен из крышки от старого CD-плеера. То есть, помимо всего прочего, я предлагаю ученикам развивать ещё и находчивость и смекалку!  



Если же говорить о контингенте учащихся, то он постоянно меняется: одни ребята уходят, другие приходят — надолго остаются единицы, которые, увидев готовые макеты, действительно проникаются идеей, вдохновляются процессом и не жалеют времени и сил для выполнения поставленной задачи. Думаю, что тут всё дело в воспитании: с подобной нагрузкой хорошо справляются лишь те, кого родители с детства приучали к целеустремлённости, трудолюбию, терпению, преодолению трудностей. 

Совсем ещё малышей в возрасте до 10 лет я к работе не допускаю: всё-таки для занятий в нашем кружке нужно сначала пройти базовый курс математики и геометрии, знать, как вычислить длину окружности, что такое биссектриса и так далее. Кроме того, я всегда заранее честно предупреждаю родителей: если увижу, что ребёнок по своему складу скорее гуманитарий — не буду мучить ни его, ни вас, ни себя, потому что космическое моделирование — определённо техническая сфера. 

Занимаемся двумя группами — с каждой по два раза в неделю. При этом я никак не ограничиваю ребят: если хотят работать, пусть приходят, в понедельник, среду и пятницу с 15:00 я обычно на рабочем месте — помогу, подскажу, сориентирую, направлю, мне всё это только в радость. Оптимальная продолжительность одного занятия — два часа: меньше просто не имеет смысла, дети не будут ничего успевать, а больше — начинает сказываться усталость. Если я вижу у подростка хорошие задатки — могу позаниматься индивидуально: когда человек по-настоящему увлёчён любимым делом — время летит незаметно. 

Часто приходится объяснять ученикам довольно простые вещи — как те или иные знания, полученные ими в рамках изучения школьного курса физики, астрономии и других наук, работают на практике. Один парень как-то загорелся сделать из канализационной трубы модель знаменитой ракеты-носителя Falcon, разработанной компанией SpaceX Илона Маска, но потом «прокис» и пропал. Впрочем, некоторые «прогульщики» через некоторое время возвращаются. Встречая их на улице, я всегда говорю: не надо стесняться и переживать из-за того, что долго не приходили на занятия, это всё вполне естественно — лучше приходите снова и продолжайте трудиться! 

В основном, конечно, подобной деятельностью интересуются мальчики 12-16 лет, хотя в моей практике был случай, когда две 13-летние девчонки, занимавшиеся в судомодельном кружке, заткнули за пояс мальчишек и даже бровью не повели. Помнится, в 1981 году мы отправились на областные соревнования по судомоделированию в Никополь, взяв с собой в качестве основного актива макет судна-краболова. Так вот, наши девочки за ночь без лупы и какого-то специального оборудования своими нежными руками буквально из ничего сделали миниатюрный пожарный щит с багром, ведром и лопатой! После чего прикрепили всё это хозяйство к модели, да так ловко, что даже сам автор во время стендовой защиты удивился.



Что же касается практических испытаний, то в прежние времена я в числе прочего занимался ракетомоделированием и даже устраивал запуски построенных моделей, но давно уже отошёл от этой практики. Причина проста: это очень опасно. Я не стану рассказывать современным детям, как приготовить порох и смастерить твердотопливный ракетный двигатель: существует огромная вероятность, что они станут использовать полученную информацию в каких-то своих собственных целях и в результате могут остаться без пальцев и глаз. Так что мы с ребятами сейчас занимаемся исключительно стендовым моделированием. 

Кроме того, потратить целый год на создание миниатюрной копии той же «Нормандии», а потом пустить все труды по ветру, заставив её подняться в воздух и в одночасье сгореть до основания или разбиться — всё же немного жалко, не правда ли? Большинство учащихся с подобной аргументацией абсолютно согласны.

Беседовал Дмитрий Остапов

10
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Салют в честь Дня Победы в Одессе

9 мая 2021 года празднование Дня Победы в Одессе завершилось салютом.

1


Загрузка...