Главная / Интервью

 

Хроника дня

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»

Правда ли, что в шаббат нельзя даже нажимать кнопки в лифте? Почему правоверные иудеи нигде не работают и оставляют после себя горы мусора? Как не лопнуть от переедания в арабском ресторане?

Ответы на эти и другие вопросы — в продолжении интервью одесской актрисы Янины Миловой, около двух лет прожившей в Израиле.

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»

— Что больше всего удивило и поразило вас на святой земле? Какие особенности жизненного уклада особенно сильно отличаются от привычных и понятных нашему человеку, а потому сразу бросаются в глаза?

— Действующие в Израиле законы сплошь и рядом произрастают из традиционных еврейских ценностей и религиозных норм. В шаббат, к примеру, здесь категорически запрещено не только заниматься любой физической работой и творческой деятельностью, но даже обсуждать их: то же самое относится и к повседневным делам. Порой это выглядит достаточно своеобразно: в районах компактного проживания ортодоксальных верующих лифт во время шаббата останавливается на каждом этаже, чтобы посетители не утруждали себя нажатием кнопок. Бывает, что процессами подъёма и спуска руководит специальный шаббатний мальчик какой-то иной национальности или веры, который нажимает кнопки вместо правоверных евреев. Более того, по субботам в Израиле не работает общественный транспорт, причём от слова «совсем»: если у тебя нет машины — приходится сидеть дома, исключение составляют разве что какие-то локальные линии в арабских городах. 

Правда, заблудиться в Израиле сейчас уже практически нереально: существует специальная программа для GPS-мониторинга транспорта в режиме реального времени, которая позволяет выстраивать различные маршруты, чтобы добраться из одной точки в другую с учётом всех пересадок, следить за движением автобусов и так далее. Это очень удобно: не зная страны, можно без проблем посетить любое место на карте, выбрав наиболее подходящий способ передвижения. 

Во время гастролей с театром мне приходилось путешествовать на автобусе по всей стране, и даже зимней ночью в незнакомых местах я чувствовала себя в большей безопасности, чем ночью в родной Одессе! Представьте себе ситуацию: канун Нового года, идёт дождь, мне предстоит пересадка с одного автобуса на другой около часа ночи в промзоне у чёрта на куличках — рядом заправка, а дальше — сплошные заводы. Я стою под навесом в компании троих молодых арабов, которые бегают взад-вперёд под дождём, останавливают машины, курят и ругаются на всю трассу, и юного еврея с пейсами, рассказывающим маме по телефону, что с ним всё хорошо. И при этом чувствую себя абсолютно спокойно: кругом кипит жизнь, многие люди работают, ходят и ездят по ночным автострадам, так что за собственную честь и кошелёк можно не переживать. 

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»
Вид на ночной Тель-Авив

К тому же на израильских улицах практически не встретишь бомжей, хотя порой попадаются наркоманы, которые довольно настойчиво клянчат деньги на дозу. В то же время полиция приезжает очень быстро по первому зову и действует весьма решительно: всех дебоширов и хулиганов моментально утихомиривает и забирает в участок. Если, к примеру, жена позвонила в полицию и сообщила, что её бьют, то мужа сначала посадят в тюрьму, а уж потом будут разбираться, что к чему. Причём отказаться от своих слов впоследствии уже нельзя, поскольку в конфликт вмешалось государство — с такими вещами в Израиле не шутят. Кстати, по всей стране есть специальные убежища для женщин, которые стали жертвами насилия или же просто опасаются за свою жизнь и здоровье: во время карантина все они были переполнены.

В Израиле очень много ортодоксальных верующих: в одних местах они живут рядом с обычными людьми, в других — обособленными общинами, которые порой довольно сильно отличаются друг от друга. Местные хасиды, к примеру, каждую осень приезжают к нам в Умань отмечать еврейский Новый год и оставляют после себя горы мусора: это для них норма жизни — дома ведут себя точно так же. Правда, в Израиле очень хорошо налажена система уборки улиц, поэтому кругом достаточно чисто: повсюду стоят разноцветные контейнеры для раздельного сбора отходов, а кое-где их прячут под землю. В еврейских городах существует даже особый налог на святую землю — арнона: собранные деньги идут на благоустройство и развитие города. При этом почти все ультраортодоксальные семьи живут на социальные выплаты и пособия, получаемые от государства: работать разрешается только женщинам — большинство мужчин нигде не заняты, а всё свободное время посвящают изучению Торы в специальных школах для взрослых или преподают в йешивах — религиозных школах для детей. В правоверной иудейской семье обычно воспитывается не менее троих детей — чаще всего пять, шесть или семь: меньше заводят исключительно русские, а один ребёнок в семье — вообще большая редкость.

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»
Побережье Средиземного моря в районе заповедника Рош-ха-Никра

В израильских кафе никогда не стремятся «сэкономить» за счёт клиента, уменьшая количество еды на тарелке — за нарушение соответствующих норм грозит серьёзный штраф. Поэтому порции здесь просто огромные — как говорится, накладывают от души! А в арабских ресторанах человеку, сделавшему заказ, бесплатно накрывают целую «поляну» из маленьких тарелочек с разными салатами и закусками — хумусы, соусы, соления, лепёшки и так далее, чтобы посетитель не сидел голодным в ожидании основного блюда. Всё принесённое, разумеется, выглядит очень ярко и аппетитно: начинаешь пробовать и не можешь остановиться, а съесть всё целиком абсолютно нереально — слишком уж этих закусок много. В результате, когда приносят заказ, в тебя уже не влезает ни кусочка! Хотя вообще местные жители очень много едят, а ещё больше еды выбрасывают — для нашего человека такое зрелище достаточно непривычно. 

Что ещё неприятно поражает приезжих в Израиле, так это отсутствие центрального отопления при достаточно прохладной погоде. В северной части страны зимой постоянно идут дожди: температура опускается до плюс 13-15 градусов днём и от пяти до нуля ночью, хотя снег идёт редко. Мы жили в бетонном доме без отопления, и всю первую зиму, которая продолжалась месяцев 4-5, страшно мёрзли и постоянно болели: грелись с помощью кондиционеров и печек-«дуек», что, конечно, влетало в копеечку. А вот ко второй зиме начали понемногу адаптироваться: обзавелись классными тапками, похожими на валенки, тёплыми кофтами и комбинезонами, из которых практически не вылезали — и чувствовали себя вполне нормально. В то же время летом здесь довольно жарко — средняя температура на порядок выше, чем в Одессе, так что днём все стараются сидеть по домам. Порой ещё налетает горячий сухой ветер с песком из пустыни под названием хамсин: резко меняется влажность и повышается температура воздуха, многие люди неважно себя чувствуют, а пенсионерам и детям вообще рекомендуется не выходить на улицу.

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»

А ещё в Израиле очень хорошее медицинское обслуживание. Каждый месяц платишь страховой взнос (минимальный размер — 150 шекелей, то есть около 1200 гривен) — и можно вообще не переживать по этому поводу: в любой момент тебе доступен весь объём оказываемых услуг вне зависимости от места проживания, будь то большой город в центре страны или маленький посёлок на окраине. У каждого человека имеется свой электронный кабинет в одной из четырёх местных больничных сетей, где содержатся данные обо всех посещениях врачей, проведенных обследованиях, выписанных лекарствах и тому подобном. Это очень удобно: записываешься по интернету к специалисту, приходишь к нему с пластиковой карточкой, изготовленной по банковскому образцу, и врач тут же видит на экране все твои противопоказания, рекомендации, курсы витаминов, результаты УЗИ и так далее. Основная задача местных медиков — как можно скорее поставить тебя на ноги: житель Израиля не должен надолго выбывать из строя, потому что ему надо работать! Правда, без перегибов дело всё же не обходится. Иногда тебя с места в карьер начинают закидывать антибиотиками, или же наоборот: лежишь три дня с температурой под сорок, а тебе говорят — пей водичку! Конечно, если есть какие-то нюансы, ими нужно заниматься отдельно: записываться, ходить по врачам, разбираться, что к чему. Хотя пенсионерам, к примеру, звонят и напоминают о плановых проверках здоровья.

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»Ночной Иерусалим

— Расскажите о том, как проходил в Израиле антиковидный карантин. Соблюдались ли все необходимые меры предосторожности? Как часто попадались нарушители?

— Всё было достаточно строго: на предприятиях тщательно следили за состоянием здоровья работников, в магазинах людям выдавали перчатки, не пускали без масок и мерили температуру, хотя «своих» иногда проверяли немного небрежно. Условия локдауна тоже были достаточно жёсткими: запрещалось отходить от собственного дома на расстояние более километра — разве что по каким-то очень уважительным причинам, закрывали театры, кино, магазины, даже детские площадки, были дни, когда вообще нельзя было выходить из дому. 

Очень показательная ситуация наблюдалась в заведениях общепита: когда Кнессет принял решение о введении локдауна, владельцы кафе и ресторанов возмутились и вышли на митинги протеста. Дескать, подождите, у нас же продуктов закуплено на неделю вперёд — куда их теперь девать? Тогда депутаты дали рестораторам возможность поработать ещё несколько дней, чтобы успешно реализовать запасы. Так что и здесь налицо был диалог между государством и простыми людьми. Ну а потом уже тех, кто пытался работать вопреки предписаниям правительства, сурово наказывали: закрывали компании, выписывали солидные штрафы сотрудникам. 

Вообще в Израиле правила лучше не нарушать — иначе будет плохо! Тем более что страна очень законопослушная, а большинство законодательных норм работают и носят вполне адекватный характер: если решения правительства ущемляют интересы какой-либо весомой части населения, следует незамедлительная протестная реакция, а вслед за ней — чаще всего пересмотр. Вместе с тем многие местные жаловались на политику двойных стандартов: вся страна сидит на карантине и боится высунуть нос за дверь, а ортодоксальные иудеи как ходили в синагоги, так и продолжают это делать — их ограничения как бы не касались. При этом наибольшее число заражений пришлось как раз на многодетные еврейские семьи, которые продолжали как ни в чём ни бывало участвовать в массовых молениях. Ну а нас спасал раскинувшийся под окнами лес, в котором можно было гулять без маски. Кстати, из-за продолжающегося карантина мы прожили в стране на пару месяцев дольше, чем рассчитывали: собирались уехать ещё летом, но, увы, границы были закрыты, да и с маленьким ребёнком долгое время не выпускали.

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»

— Что представляет собой современный израильский театр? На каком языке обычно идут спектакли? Трудно ли устроиться по специальности актрисе из Украины?

— Театр в Израиле имеет свою собственную специфику. Есть стационарные театры наподобие наших, где спектакли обычно играют на иврите: самые известные сосредоточены в крупных городах — Иерусалиме, Хайфе, Тель-Авиве. Я смотрела спектакли на иврите — было достаточно интересно: современные сценические площадки, профессиональная техника, крутая танцевальная школа, хорошие актёры. Знаменитый театр под названием Гешер, основанный выходцами из Москвы и Питера в городе Яффо, давно уже перестал быть русскоязычным: все постановки идут на иврите с русскими субтитрами. Очень, кстати, показательный момент: несмотря на множество противоречий, в том числе на национальной и языковой почве, любые надписи в Израиле стараются по возможности продублировать на всех языках, которыми пользуется значительная часть населения — арабском, русском, английском. Главное, чтобы людям было понятно! И никто не рассматривает многоязычие как проблему, ущемляющую чьи-то права. 

В то же время русскоязычные театры функционируют в проектном, антрепризном режиме. Я работала в ТЮЗе Шауля Тиктинера — харьковского актёра и режиссёра, который более 30 лет назад переехал в Израиль и создал свой театр, регулярно выпускающий спектакли для детей и взрослых. Подготовительная часть проходит на стационарной репетиционной базе в Бат Яме — небольшом городе по соседству с Тель-Авивом, а с гастролями мы потом объездили всю страну — выступали перед самой разной публикой, всё сами монтировали, собирали, убирали: было довольно тяжело, хотя и очень увлекательно. Разумеется, всё ставится исключительно за свой счёт, поэтому театров, существующих в подобном режиме, сравнительно немного: нагрузка большая, а зарплата — не очень, поэтому все актёры, участвующие в спектаклях, параллельно трудятся где-то ещё. В то же время в стране существует система грантовой помощи театральным проектам с участием актёров-репатриантов: под конкретную постановку можно получить деньги от государства. Есть специальная программа поддержки актёров, вернувшихся на свою историческую родину, для включения в которую необходимо сдать экзамен по актёрскому мастерству, после чего специальная комиссия присваивает тебе определённый статус (выдающийся, особо выдающийся или просто хороший актёр) и включает в особый список, членов которого впоследствии режиссёры могут приглашать для участия в спектаклях. Я, например, по решению комиссии получила статус выдающейся актрисы — и до начала карантина старалась активно реализовать себя на любимом поприще.

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»Концертный зал «Эшколь Пайс» в городе Афула

— Как встретила вас Одесса спустя два года разлуки? Как бы вы могли подытожить свои впечатления от увиденного и пережитого?

— Мы очень скучали по родному городу, так что один раз даже приезжали домой. За месяц, проведённый в Одессе после года в Израиле, начали обращать внимание на многие интересные вещи, которых не замечали раньше: загазованный воздух, плохие дороги, повсеместное нарушение ПДД, качество продуктов питания. Мой муж, к примеру, по возвращении честно признался, что уже отвык видеть столько сексуально агрессивно одетых женщин, стремящихся в любую погоду преподнести себя в самом лучшем и привлекательном виде. Думаю, эта особенность менталитета связана с разницей в ощущениях безопасности и стабильности между жительницами Украины и Израиля: там социально-имущественное положение женщины отнюдь не так сильно зависит от выбора спутника-партнёра. Поэтому и отношения между представителями различных полов другие: никто ни перед кем не заискивает, не стремится всеми возможными способами привлечь внимание, люди в первую очередь думают о собственном комфорте, а потом уже о красоте. 

Когда мы уезжали, разница в ценах между Израилем и Одессой была довольно заметной — там всё было дороже в три-четыре раза. А когда вернулись, увидели несколько другую картину: те же самые продукты дешевле уже не втрое, а всего в полтора-два раза. Зарплаты у людей особо не изменились, а цены ощутимо выросли, как и общая стоимость жизни: если раньше израильские туристы во время визитов в наш город вообще денег не считали, то теперь уже чувствуют, что отдых в Южной Пальмире не такой уж дешёвый.

Израиль глазами одесской актрисы. Часть 2. «Зимней ночью в местной промзоне безопаснее, чем летом в одесском парке!»

К сожалению, большинство сравнений — не в пользу Украины: в Израиле и воздух чище, и продукты лучше — это сразу чувствуется, в том числе и по состоянию здоровья. Правда, сама Одесса за время нашего отсутствия изменилась к лучшему: наконец-то начали делать нормальные дороги, облагораживать парки и скверы. У нас ощущается гораздо больше свободы: всё такое привычное, милое, родное, все говорят с тобой на одном языке — дом есть дом! Здесь живут наши родные, друзья и знакомые, по которым мы невероятно скучали, здесь осталась любимая работа: хотя именно на святой земле я начала работать и развиваться в области озвучивания кино и видео, но, тем не менее, постоянных ролей в театре и тем более съёмок в кино в достаточном объёме Израиль мне дать так и не смог. 

За всё это время я поняла, что очень люблю Одессу и не хочу никуда уезжать, пусть даже это будет красивый и благоустроенный Израиль: жить там постоянно не хочется, а вот периодически бывать в гостях — с огромным удовольствием!

Беседовал Дмитрий Остапов


9
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...