Главная / Интервью

Хроника дня

«На Днепре я буквально думал, что нам конец», — воспоминания ветерана

Ветеран Великой Отечественной войны, участник освобождения Одессы, полковник Николай Васильевич Самойлов встретил войну в 17 лет. Своими воспоминаниями Николай Васильевич согласился поделиться с ТАЙМЕРОМ.


- Николай Васильевич, где вы встретили войну, сколько вам тогда было лет?

-  Родился в сентябре 1925 года в Донецке, где и встретил войну. К тому моменту я успел окончить 9 классов школы. Когда объявили войну, отец-шахтёр сразу ушёл на фронт. Я тоже хотел на фронт, но военком спросил, сколько мне лет, а я и не догадался прибавить. И говорю: 17. Дальше со мной даже разговаривать не стали.

Ну, я и ушёл… в партизанский отряд. Моя родная сестра, старшая, познакомилась с Павлом Колодиным, которого в армию не взяли по здоровью, но у которого были связи с партизанским движением. И вот однажды Павел собрал меня, моих брата и сестру, ещё нескольких моих товарищей и предложил нам организовать партизанский отряд. Мы все были молодые и, конечно же, проголосовали за создание отряда. Вот так в 1942 году мы организовали наш партизанский отряд.

- Кем вы были в партизанском отряде?

- Я, как наиболее грамотный, стал подрывником, так как там надо было читать и всё делать по инструкции. И я всё изучил. Я знал мины со всего мира, и свои мины знал прекрасно. В основном мы диверсии делали на железной дороге, тем самым останавливали снабжение немцев на фронте личным составом, продовольствием, горюче-смазочными материалами и боеприпасами. Но мы никогда не устраивали диверсий в населённых пунктах, потому что немцы после них были в такой ярости, что расстреливали всех подряд.

- Отличались наши мины от других, например английских или немецких?

- Такие мины как у нас, неизвлекаемые, мог придумать только русский человек. Гениально придумано!  Это были такие маленькие коробочки, там 200 грамм тола и механизм, похожий на современные дверные замки, с кнопкой: вы нажали - и дверь открылась. А там отжали кнопку и взрыв. Плюс три батарейки. Вот я беру камушек весом 35-50 граммов, ставлю на эту кнопочку и соединяю проводочки. А помощники мои уже подкопали под коробочкой землю и подложили под неё 2-3 килограмма взрывчатки. Потом щебёночкой это всё присыпали и ушли. Тут немцы подходят. А немцы всегда ходили с собаками, которые были очень хорошо натасканы на взрывчатку. Вот они подходят, и вдруг собака начинает лаять - мина. Приехали их минёры начинают расчищать щебёнку, сдвигают удерживающий камушек - и всё взлетает на воздух. Видите, как придумано! Только русские могли так придумать! Немцы не могли ничего с ними сделать. Потом, когда они поняли, что это ловушки, они стали использовать такие типа как грабли на верёвке длиной 50-100 метров. Например, собака залаяла, немец сразу грабли на это место поставил и в укрытие, и тянет за эту верёвку, как только зацепил нужный камушек – взрыв. Но взрыв всё равно происходил, а значит, мы свою работу сделали.

- Как долго длилась ваша партизанская деятельность?

- До сентября 1943 года. В сентябре к Донецку подошли войска 5-й ударной армии, они брали Донецк и область. Когда Красная Армия подошла мы, зная, где находятся немцы, где они окопались и в каком районе, передали нашим информацию. Но оказалось, что им нужна была помощь, так как не хватало личного состава. И мы сразу же попали на поле сражения.

- Это был ваш первый бой?

- Да, это был мой первый бой, в который мы вышли с оружием в руках, вышли лицом к лицу против врага. Это был очень тяжелый и страшный бой. В этом бою мы потеряли много людей. И после боя  наш партизанский отряд весь вошел в состав 5-й гвардейской ударной армии. 

- Кем вы были на фронте?

- Я был артиллеристом, но сначала я попал в запасной полк. Так я закончил полковую школу и отправился на фронт.

- Помните свой самый трудный бой?

- Лёгких боёв не бывает, они все трудные. В каждый идёшь, как в последний раз. На Днепре я буквально думал, что нам конец. Это было начало марта, холодно очень было, и после зимы лёд на Днепре сильно двигался. А нам приказ был с орудиями переправиться на ту сторону. Ну мы сделали плот, всё как положено, стали переправляться. А немцы всё время бросали осветительные ракеты, и когда нам до берега оставалось метров 50, они нас заметили. Немцы открыли ураганный огонь, возле нас разорвался снаряд. Ну и мы все пошли ко дну со всем что было - в шинелях, с оружием. Я думал, что это конец.

Но потом встал, а воды оказалось мне по горло.  И я понял, что мы спаслись. Кое-как мы добрались до берега. Уже на берегу один находчивый солдат нашел неподалёку высохшую вербу, в стволе которой мы развели костёр и смогли обсушиться и согреться, иначе мы бы все замёрзли. Ещё в Николаеве сильный обстрел был. У них миномёты были шестиствольные и вот как только слышишь «рып-рып-рып» - всё, только прятаться надо было успевать. 

Одессу сложно брали, немцы долго не сдавали своих позиций, много ребят тогда полегло. Это же война, она не может быть лёгкой.

- Какие города и населённые пункты вы освобождали?

- Я прошёл почти всю Украину, мы всю Украину освобождали. Мариуполь, Бердянск, форсировали Днепр и аж до молдавской границы дошли. После форсирования Днепра наша 5-я ударная армия получила приказ идти на Мелитополь, у нас тогда командующим был генерал-полковник Цветаев. И вот в 1943 году началась Снигирёвская кампания, в которой мы участвовали. Когда мы там были из сел люди выбегали и бежали к нам. А там река была, и они прыгали в воду и плыли к нам, некоторые доплывали, а некоторые замерзали прямо в воде.

Так прошли Снигирёвку, пошли на Мелитополь, освободили Мелитополь, там, кстати, тоже сильные бои у нас были, и пошли в сторону Николаева. Мы окружили Николаев, но долгое время не могли его взять. Там сопротивление немцев было сильное, там-то я и получил своё первое ранение и контузию, а потом десант морской (знаменитый десант Ольшанского, - ред) нам помог, и 28 марта 1944 года мы овладели Николаевом. После Николаева получили направление на Одессу, 10 апреля мы Одессу освободили, а 11-го снова шли в бой, продвигаясь в сторону границы с Молдавией.

- Помните, как освобождали Одессу?

- Конечно! 10 апреля погода такая паршивая была, грязь непроходимая, мы всё тащили на себе: кто мины, кто боеприпасы. Сильное сопротивление фашистов встретило нас на Жеваховой горе, много ребят наших погибло. Немцы же все нижние этажи в Одессе, особенно полуподвальные помещения, превратили в огневые точки, и их оттуда сложно было выкурить. Сопротивление было жестким! Порт был заминирован страшно, но немцы так и не смогли его взорвать благодаря Швыгину Илье Ивановичу, он похоронен на Алее Славы. Я ему всегда цветочки кладу. Швыгин и ещё 17 человек-одесситов так там в порту дали немцам, что те не знали, куда им бежать.

В общем, в 5 утра мы были на станции «Товарная», а в 10 часов уже подняли Красное Знамя над Оперным театром и прошли торжественным маршем по одесским улицам. У нас в роте много одесситов было, и все они прямо рвались в бой за родную Одессу. Я хоть и не родился в Одессе, но считаю себя одесситом и очень люблю этот город. Я и освобождал Одессу, да и народ мне всегда так нравился одесский. А их юмор! Я даже на футбол ходил, чтобы только подслушать, что и как они говорят.

-Когда поняли, что победа будет за нами, что мы точно выиграем войну?

- После того как отбили у фашистов Одессу. Тогда стало понятно, что победа будет за нами. Правда, тогда я не знал, когда точно настанет победа, но уже был уверен, что она будет за нами!

- Как узнали о Победе?

- Там на молдавской границе я снова был ранен, и меня направили в госпиталь. И тогда как раз  пришёл приказ Верховного Главнокомандующего Сталина, чтобы всех сержантов, которые воевали направить в училища, чтобы они передавали свой боевой опыт. Мы же многое придумывали сами, чуть ли не на ходу. Здесь во многом проявилась солдатская находчивость. И меня направили в Рижское пехотное училище. А потом туда приехал представитель Одесского военного училища. И меня отобрали для учебы в Одесском Краснознамённом военном училище. Фактически война окончилась 2 мая, её ознаменовала мощная Берлинская операция.

Но нам сообщили о победе почти спустя неделю. Мы в Уральске были, и командир роты меня поднял и говорит, пиши лозунг: Победа! Я бегом в клуб и на красном полотнище белой краской написал: «Победа!». А утром нас всех построили, вывесили это полотнище и начальник училища нас всех поздравил, мы же все курсанты были фронтовиками! Ну, это не передать словами, что с нами тогда было…

 - Как сложилась ваша жизнь после войны? Чем стали заниматься?

- В 1946 году я закончил Одесское военное училище. Первый выпуск после войны - это мой выпуск. А потом меня как офицера направили в 28-ю дивизию нашу одесскую, а потом 5 лет я служил в Германии. Потом снова в Одессу вернулся. А вообще я мечтал стать архитектором, хотел строить дома. Мечта, конечно, не осуществилась, но способности были у меня хорошие. После войны я познакомился с художником Сосновским, который меня научил рисовать. Мы много ходили с ним рисовали, 4 года он со мной занимался. Мне даже предлагали бросить армию и стать художником – защититься в художественном училище и получить диплом.  Но профессионалом я так и не стал, мне надо было семью кормить, у меня уже были жена и дочка.

- Поддерживаете связь со своими фронтовыми друзьями?

- Конечно, только вот уходит наш брат, увы, закон жизни такой. Жалко их конечно, стариков, но что сделаешь? Из тех, кто освобождал Одессу нас всего 23 осталось…

- У вас много наград, есть какие-то наиболее дорогие для вас?

- У меня большой был фронтовой путь и есть разные медали и за освобождение Одессы, и за освобождение Украины, и за отвагу, но самая дорогая - это партизанская, она первая и самая дорогая. Мне её за подрывную работу дали. Это редкая очень медаль, ею награждали только настоящих партизан. Я как вспомню, как вот этими руками в мороз с железом имел дело, руки в буквальном смысле прилипали к железу...

- В этом году мы празднуем 68-ю годовщину Победы, что для вас значит День Победы?

 - Конечно, это день со слезами на глазах. Я вспоминаю этот день и этих людей, которые плакали от счастья и от горя. Война коснулась каждой семьи. Радость такая была и в тоже время трагедия в каждой семье. День Победы - это день жизни! Мы - наше поколение отстояло и освободило половину Европы, работали все и тыл, и армия. Я был простым солдатом, но все мы выполняли свой долг, шли под свинец и знали, что каждая секунда могла стать последней. Мы выполнили свой долг, присягу. Я присягу принимал на верность Красной Армии и был верен ей. Я доверял своим офицерам, и верил, что они доведут нас до Берлина. И весь народ наш помогал нам – всё было для фронта, всё для Победы. Люди отдавали последнее. И мы победили! Поэтому это святой для нас, ветеранов, день!

Обидно только, что историю постоянно хотят перепоганить и исказить, а нам бы очень хотелось, чтобы молодые поколения знали правду о Великой Отечественной войне. Да, было сложно, условия были тяжелыми, но мы не жаловались, мы жертвовали собой, чтобы сегодня мы жили в мире на своей родной земле, трудились и веселились!  

Редакция ТАЙМЕРА от всей души поздравляет Николая Васильевича с Днём Победы и желает ему долгих лет жизни и крепкого здоровья!

Автор: Надежда Мельниченко
Фото: Сергей Ляшонок

3 13
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...