Главная / Интервью

 

Хроника дня

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Канализированные туалеты и корабли в пустыне — сказка или реальность? Правда ли, что местные дети просят у туристов не деньги, а воду? Как изменилась жизнь африканских бушменов со времён выхода фильма «Наверное, боги сошли с ума»? Кто сейчас обитает в покинутом городе-призраке на берегу океана?

На эти и другие вопросы отвечают прошедшие жару, стужу и нашествие скорпионов бравые одесские путешественники Андрей и Кристина Трубниковы.

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

— Что представляет собой Намибия с туристической точки зрения по состоянию на сегодняшний день? Каковы были ваши первые впечатления от этой далёкой африканской страны?

Андрей Трубников (А.Т.): — Намибия — очень яркая, зрелищная, потрясающе красивая страна. Далеко не каждая фотография, даже снятая на очень хорошую камеру, даёт адекватное представление о прелести местной природы: пока не увидишь своими глазами, не прочувствуешь, неподготовленные люди только плечами пожимают — мол, ничего особенного, сплошные кусты. Между тем места там просто замечательные! Наше путешествие длилось четыре недели: за это время мы вчетвером с друзьями успели объехать на арендованном пикап-траке Nissan всю страну, пройдя череду самых разнообразных испытаний и приключений. Если днём в пустыне царит сущий ад, так что плавятся даже камни, то на берегу океана дует ледяной ветер — приходится надевать пуховики и шапки! В соседние Анголу, Ботсвану и ЮАР не подались только потому, что для их посещения украинцам нужны визы. Целый месяц жили в двух палатках, которые каждый вечер ставили на крыше машины: на земле спать небезопасно — кругом куча ядовитых змей, насекомых и хищных животных. Ночевали в кемпингах — эдаких островках цивилизации посреди дикой природы, бок о бок с другими туристами — так всё-таки спокойнее. Конечно, территории кемпингов стараются по возможности обезопасить от неожиданного вторжения непрошенных диких гостей, но удаётся это далеко не всегда: от тех же скорпионов можно искать спасения только на крыше. Кстати, спать в подобных условиях было гораздо приятнее, чем провести одну-единственную ночь перед отлётом в гостинице, в компании с неимоверной жарой, неработающим кондиционером и полчищами комаров. 

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

С моей точки зрения, на территории Намибии можно выделить несколько главных достопримечательностей и наиболее интересных мест, посещение которых даёт возможность составить более-менее полное представление об этой удивительно многоликой и прекрасной стране. Первая — пустыня Намиб и её центральная часть, глиняное плато под названием Соссусфлей, по которому медленно движутся огромные песчаные дюны. Там же расположена Дедфлей — широко известная Мёртвая долина, где вокруг пересохшего озера в живописном беспорядке разбросаны окаменевшие деревья. Вторая — горный массив Шпицкоппе: рыжие скалы, усеянные огромными валунами всевозможных форм и размеров, напоминающие хвост исполинского дракона, необычайно красивая и атмосферная местность — самые эффектные снимки получаются здесь на закате, на фоне первых звёзд. Третья — каньон Фиш-Ривер на границе с ЮАР, второй по величине в мире после знаменитого американского Гранд Каньона, раскинувшийся вокруг самой длинной в Намибии реки: невероятно живописное, хотя и крайне опасное место. Путешествовать там самостоятельно строго запрещено — только организованной группой под руководством опытных проводников, которая обычно собирается раз в сезон: для туристов-одиночек слишком велика вероятность не рассчитать собственные силы и умереть от обезвоживания где-нибудь на просторах пустыни Калахари.

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»
Пустыня Намиб, плато Соссусфлей и Мёртвая долина

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»
Горы Шпицкоппе

Четвёртая — грандиозный национальный парк «Этоша», населённый огромным количеством диких зверей: можно просто остановиться неподалёку от мест водопоя и наблюдать за происходящим — все жители парка рано или поздно прибегут к вам сами! Пятая — деревня Пурос и её окрестности, расположенная в северо-западной, наиболее дикой и привлекательной, хотя и самой бедной части страны неподалёку от границы с Анголой, испещрённая небольшими каньончиками, где обитают пустынные слоны и саванные львы. Шестая — бухта Уолфиш-Бей и наполовину засыпанный песком город-призрак под названием Колманскоп, бывшее поселение искателей алмазов. Туда обычно приезжают за эффектными постапокалиптическими фотографиями: ярко окрашенные изнутри стены покинутых домов, мрачные и таинственные тени, чугунные ванны и прочие предметы домашнего обихода, разбросанные по песку для нагнетания обстановки заброшенности и разрухи. А ещё дальше к северу расположен Берег Скелетов, усеянный остовами затонувших кораблей: некоторые из них, потерпевшие крушение 50 и более лет назад, сейчас находятся на значительном удалении от берега — фактически лежат посреди пустыни! Причина столь необычного явления — постоянно дующие ветры, несущие песок в море и постепенно меняющие конфигурацию береговой линии: атмосфера постапокалипсиса там, кстати, на порядок сильнее, чем в Колманскопе.

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»
Национальный парк «Этоша»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»
Город-призрак Колманскоп

Кристина Трубникова (К.Т.): — Одно из самых сильных первых впечатлений от Намибии — сумасшедшее пойло, которым нас угостили в первом же кемпинге: местный самогон, то ли настоянный, то ли просто разбавленный соком маракуйи. Интересно, что напоили нас даже не туземцы, а немецкие туристы, которые к тому времени успели уже изрядно поднабраться и подобреть под воздействием такой вот местной экзотики. Целый ворох ярких и одновременно жутковатых впечатлений остался после того, как однажды вечером мы застряли посреди пустыни. Изначально всё шло хорошо: ехали по утрамбованной колее среди барханов, хотя видимость с наступлением вечерней темноты была практически нулевая — ни единого огонька вокруг, ориентировались исключительно по GPS. Чуть-чуть съехали в сторону — и тут же зарылись в песок: попробовали дать по газам — увязли ещё больше. Самое обидное, что кемпинг, судя по карте, находился где-то совсем рядом — буквально в нескольких сотнях метров! Сначала мы с подругой попробовали было его поискать: немного отошли от машины и сразу же заблудились! Открытая во все стороны местность, так что даже адаптированному зрению не за что зацепиться, и к тому же темно хоть глаз выколи, а потому жутко страшно!

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

У нас, конечно, были фонарики на лбу, и у парней, оставшихся возле пикапа, тоже, да только вот ландшафт кругом совершенно однообразный — куда ни глянь, везде холмы, так что буквально через сто метров теряешь всякие ориентиры. Стали кричать, и то нас не сразу услышали: пока блуждали по окрестностям, чуть не померли со страху! Вернулись к машине и решили, что больше уже никуда не пойдём. Ребята принялись откапывать колёса, а мы с Наташей заступили на сторожевую вахту и принялись охранять место вынужденной стоянки: высматривать в темноте глаза диких животных и отгонять лопатой полупрозрачных скорпионов, которые тут же почуяли идущее от машины тепло и начали радостно сбегаться к нам со всей округи. Хорошо ещё, что в процессе археологических изысканий нам посчастливилось не наткнуться на змею, они ведь в песок неглубоко зарываются. А воображение тем временем услужливо рисовало всякие ужасы: днём мы видели неподалёку диких слонов, множество бабуинов, гиен и кучу львиных следов на песке. В конечном итоге кемпинг всё-таки нашёлся, хотя и не вполне оправдал возложенные на него надежды: на момент нашего приезда там были какие-то временные проблемы с водой, так что смыть с себя пыль пустыни и пот песчаных работ в тот день так и не удалось. Готовить тоже ни у кого уже не было сил: поели хлеба, запили водичкой и легли спать, что называется, без задних ног.

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»
Каньон Фиш-Ривер

— Расскажите о местных жителях: как они живут, чем питаются, как относятся к белым туристам? Насколько глубоко проникла в те края западная цивилизация?

К.Т.: — Намибия — бывшая германская колония: традиционная немецкая любовь к чистоте и порядку даёт о себе знать даже спустя годы относительной независимости от метрополии. Так, например, сразу бросается в глаза, что по всей территории одной из беднейших стран африканского континента обустроены чистые и ухоженные кемпинги, оборудованные системой канализации, в том числе и в пустыне! Это просто поразительно, особенно если учесть, что тут же рядом за туристами бегают маленькие дети и просят дать им даже не денег, а простой воды! На первых порах подобное попрошайничество представляло для нас серьёзную проблему: вся вода была разлита по большим канистрам, а никаких стаканов с собой не было. Потом уже мы стали запасаться мелкой тарой, заранее разливать воду и делиться с малышами, а заодно и расфасовывать подарки по отдельным кулёчкам — большую сумку просто разорвали бы на части. Раздача подарков, кстати, стала неотъемлемой частью нашего путешествия: незадолго до отлёта мы кинули клич в Facebook: эге-гей, ребята, у кого есть ненужные детские вещи, мячи, карандаши — несите нам! Всё, что удалось собрать, мы раздали местным детям, живущим в самых отдалённых уголках страны, вдали от цивилизации.

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»


На собственном опыте убедились, что дети в любой точке мира остаются детьми: любят наряжаться, радуются при виде подарков, интересуются всем необычным. Жителям одного из племён мы привезли пластилин, мастерили с ними разные поделки: какой-то мальчик даже слепил чёрную мамбу — самую ядовитую африканскую змею. Другой парень лет 10-12, стоя перед нами абсолютно голым, на полном серьёзе пытался объяснить, что ему, дескать, нужна одежда — скоро в школу! С юными выходцами ещё одного племени мы решили сыграть в футбол: набегались, вспотели, вывалялись в песке, а воды поблизости нет! Первое время в таких вот суровых походных условиях приходилось довольно туго: не говоря уже о невиданной роскоши вроде холодного душа, доступной исключительно на территории кемпинга, да и то не всякого, в пути даже руки вымыть негде, да и нечем. Вода, взятая с собой в машину, предназначалась исключительно для питья и готовки: если мыть руки, то никаких запасов не хватит. Максимум доступного комфорта — влажные салфетки и полотенца: кое-как размазали грязь и сели ужинать. Но со временем ко всему привыкаешь, в том числе к постоянному хрусту песка на зубах во время еды.


Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

А.Т.: На границе с Ботсваной в восточной части Намибии живут люди народности сан, которые, кстати, не любят, когда их называют бушменами, — те самые низкорослые кудрявые чудаки со странной цокающей речью, подробному жизнеописанию которых посвящена изрядная часть целой серии замечательных комедий под названием «Наверное, боги сошли с ума». Образ жизни этих людей за прошедшие с момента выхода первого фильма 40 лет назад практически не изменился: они всё так же добывают воду в пустыне из корней растений, живут в соломенных лачугах, стреляют из луков отравленными стрелами в маленьких антилоп, разжигают огонь с помощью трения и так далее. Во всяком случае, все эти впечатляющие особенности аутентичного быта бушмены охотно демонстрируют белым туристам во время экскурсий. Часть из них всё-таки приобщились к цивилизации, причём взяли от неё как хорошее, так и плохое: оделись в футболки и шорты, занялись скотоводством, отдали детей в школу, начали употреблять алкоголь и драться с выходцами из соседних племён.

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»


Представители другой народности — химба, чьи «владения» простираются в северной части страны на границе с Анголой, живут несколько иначе: у них там своя атмосфера. Мужчин в деревнях нет — судя по всему, большую часть времени они проводят где-то далеко на заработках. Зато есть очень красивые женщины, которые щеголяют в довольно оригинальных национальных костюмах — мажут кожу красной охрой и глиной. Дети в школу не ходят — их рожают, чтоб было больше рабочих рук в семье. Живут очень бедно: самые распространённые предметы кухонной утвари — старые канистры из-под машинного масла, в которые обычно наливают козье молоко. Питаются тоже весьма скудно: основу рациона составляют каши, мясо бывает только по праздникам, основа пропитания — разведение коз, пасущихся тут же за загородкой в примитивном загончике. В связи с недостатком воды мыться здесь не принято, видимо, вообще никогда — даже руки никто не споласкивает; самые интересные места окуривают дымом местных трав. Но при этом от взрослых совсем не воняет, чувствуется разве что специфический запах глины, которой покрыта кожа. Объясниться с представителями племени довольно сложно — язык для нашего уха совершенно незнакомый, приходится показывать на пальцах. Дети бегают голышом, ребята постарше носят набедренные повязки из козьих шкур, а в волосы, представляющие собой вымазанные глиной дреды-сосульки, заплетают козью шерсть. Некоторые женщины, живущие бок о бок с химба, сильно отличаются от них по внешнему виду: у них короткие стрижки, а на макушках красуются маленькие зимние шапочки а-ля Жак-Ив Кусто — у нас такие носили в 90-е годы. Кругом, конечно, жуткая антисанитария, многие болеют СПИДом: согласно неписаному закону химба, если муж не вернулся домой к положенному сроку, жена на другой день может «загулять» с другим.

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Более-менее хорошо здесь живут разве что племена, которые селятся возле лоджей — больших отелей: богатые туристы приезжают поглазеть на быт и нравы аборигенов, нанимают переводчика, ходят на экскурсии и, таким образом, делают мощные денежные инвестиции в местную экономику. Здесь, как и во многих других туристических районах мира, всё поставлено на широкую коммерческую ногу: каждому приезжему назойливо предлагают купить как можно больше сувениров и так далее.

Интересно, что другая половина страны живёт вполне цивилизованно: там есть крупные города с населением в десятки тысяч человек с хорошими асфальтированными дорогами, кондиционерами, вполне современными заправочными станциями, оживлёнными уличными перекрёстками, торговыми центрами и невероятно высокими ценами. Пятилитровая «баклажка» питьевой воды на момент нашего приезда стоила что-то около пяти долларов! Прилетаешь, к примеру, в столичный город Виндхук и порой забываешь, что находишься в Африке: уличные пейзажи напоминают эдакую застывшую во времени европейскую страну 70-летней давности. Хотя подобная иллюзия быстро рассеивается, когда дело касается пресной воды. В прокате автомобилей нас сразу же предупредили: не вздумайте по дороге назад искать автомойку, всё равно не найдёте — в разгар засушливого сезона запрещено расходовать воду из крана на второстепенные нужды, тем более в таких огромных количествах. И это в столице, в самом сердце государства, где живут без малого 400 тысяч человек! А ещё на парковках возле кафе и ресторанов есть специальная должность охранника машин: платить ему как бы необязательно, но если хочешь уехать с целыми стёклами, на всякий случай лучше раскошелиться. Большинство населения говорит на языке африкаанс — удивительной смеси английского, немецкого, голландского и местных диалектов. Как в больших городах, так и в провинции сильно бросается в глаза яркий контраст между бедностью коренного населения и богатством потомков белых колонистов. Последние, как правило, являются владельцами крупных охотничьих и фермерских хозяйств, частных национальных парков и просто больших наделов земли, на которой работают местные жители, причём получают за свой тяжёлый труд наверняка сущие копейки — трудятся буквально за еду и уйти не могут, потому что некуда…

Намибия глазами одесситов: «Спать в палатке на крыше машины гораздо приятнее, чем в столичном отеле!»

Беседовал Дмитрий Остапов

Продолжение следует…


23
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...