Главная / Интервью

Хроника дня

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Замечательная балерина Наталья Куш с 2020 года — ведущая прима Одесского национального академического театра оперы и балета.

Наталья окончила хореографический колледж в Днепропетровске. В течение двух лет была солисткой балета Днепропетровского государственного театра оперы и балета. После чего обучалась балету у русского педагога Шиды Мубаряковой в Консерватории балета в городе Санкт-Пёлтен (Австрия). По приглашению работала в театрах оперы и балета в Магдебурге (Германия) и Каире (Египет). С 2005 года по 2013 год танцевала в балете Венской государственной оперы — Wiener Staatsoper (Австрия), была ведущей балериной. В 2013 году её пригласили в Queensland Ballet в городе Брисбан (Австралия) на позицию первой солистки. С 2015 года работала в Австралийском балете (Australian Ballet) в городе Мельбурн (Австралия). Ей есть о чём рассказать…

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»



— Дорогая Наталья, не могу не скрыть восхищения вашей Никией, «Баядерку» в Одесской опере без вашего участия уже себе и не представляю…

Мне кажется, это просто человеческая, жизненная история, которая может произойти в жизни каждой женщины. Любовь, трагедия, обманутые надежды… Никия и священнослужительница, и артистка, для меня большое счастье, если я могу её на сцене прожить. Большое счастье, когда это удаётся. Люблю драматические партии, такие как в «Баядерке» или «Онегине» Джона Крэнко там я Татьяну танцевала. Когда с такими партиями соприкасаюсь, сердце трепещет…

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»
Партия Татьяны Лариной

— «Баядерка» — прекрасная история о любви, а не достоверная этнографическая повесть, тут всё очень условно, кроме чувств героев.

У меня был дебют здесь с этой партией. Приехала на два месяца, попросила разрешить позаниматься, предложили станцевать в «Баядерке», я перепугалась, потому что до спектакля оставалось меньше трёх недель, а для такой партии это очень мало времени! Но я согласилась. Мы работали по пять-шесть часов в зале над Никией с Машей Полюдовой, она такая же сумасшедшая, как и я. И мой партнёр Дима Шарай тоже с полной отдачей работал. У нас не было такого: выписан зал на час значит, работаем час. Репетициям отдавались полностью, в балете это нормально. Только таким образом я и смогла выйти в этой сложной партии. Она сложна и драматически, и с точки зрения хореографии: в первом акте Никия мягкая, раскованная, пластичная, а во втором и третьем, где появляются тени, там идёт уже строгая классика, нужно все мышцы собрать, полностью сконцентрироваться и при этом стать невесомым духом.

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

— Это ведь тот же сюжет «Жизели», но в восточном варианте… Вы блондинка, но Никию всегда танцуете с тёмными волосами — приходится перекрашиваться?

Обычно я крашусь в цвет красного дерева, для образа это очень важно. Нужно соответствовать и тёмной косе, которая дополняет образ и прилагается к костюму.

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

— Часто пытаются в опере петь Кармен со светлыми волосами, танцевать в «Кармен-сюите», будучи блондинками — не то, не смотрится…

Да, не то!

— Как же пришло к вам решение связать свою судьбу с балетом?

У меня история такая… даже не знаю, с чего начать. Родилась я в Никополе, в маленьком городке, там нет профессионального балета, была детская танцевальная студия. Танец зайчиков, новогодние спектакли… С восьми лет я ходила в кружок, и там заметили мой талант. Мой педагог Нина Никитична Бородина тесно соприкасалась с профессиональным балетом, привила мне любовь к танцу. Она рассказывала мне о Майе Плисецкой, приносила книги о балете. А когда я впервые надела пачку, чтобы танцевать Китри (но не настоящую Китри, которую сейчас танцую, а вариант для кружка самодеятельности), у меня даже ноги задрожали и сердце опустилось в пятки от восторга. Столько счастья было от ощущения того, что я в пачке, я балерина! И первую примерку пуантов тоже помню. А однажды я увидела Мариса Лиепу в балете «Лебединое озеро», в Днепропетровске он гастролировал, и поняла: балет это то, чем я хочу заниматься. Стала маму просить отдать меня в балетное училище, а мне уже шестнадцать исполнилось… Объяснила ей, что хочу балериной стать, хочу в Питер (мне рассказывали, что там бьют, ругают, но это настоящая школа). А мои родители вообще не думали, что балет может быть профессией, что так можно деньги зарабатывать. Танцульки и танцульки. «Нет, что ты, давай ты будешь учиться, станешь…»

— «… бухгалтером»?

Да! Какое счастье, что мама меня всё-таки услышала. Она стала звонить в Питер, в Вагановку. «Сколько лет? Шестнадцать? У нас в шестнадцать уже выпускницы, идут работать в театр!». Мама расстроилась, что уже поздно, но я стала просить отдать меня хотя бы в другое какое-то место учиться на балерину. Позвонили в Днепропетровск пригласили приехать показаться. И началась моя карьера. Поступила сначала в колледж Днепропетровский, и в театр меня взяли буквально через год после того, как я стала студенткой увидели, заметили, решили, что эта девочка обязательно должна быть в театре. Вот так получилось, что я в шестнадцать лет впервые встала на пальцы.

— Невероятно!

Все удивляются, никто не верит. Пуанты, станок я же этого не знала ничего. Я сама порой не могу в это поверить, такое же практически невозможно. Когда у меня какие-то неудачи бывают (каждый же проходит через какие-то трудности), вспоминаю, сколько всего пришлось пройти, и понимаю, что ничего не давалось легко, ни в карьере, ни в жизни. Другой человек бы уже давно покончил с балетом. Сколько раз мне казалось, что больше не выдержу. Но мои наставники, которые знают, что я рождена для балета, объясняли: будет жалко, если сейчас сверну с пути. Поэтому я задержалась в балете, и сегодня, в свои тридцать восемь, танцую.

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

— Глядя на вас, понимаешь, что это вторые шестнадцать!

Когда мы поступили в колледж, мама просила директора поскорее сказать, есть ли у меня перспективы, а то ведь нет денег долго в Днепропетровске находиться… Он тогда заверил её в успехе, сжав два кулака: мол, железная гарантия… Помню, я пришла в Днепропетровский театр, а директор говорит: «Мама, куда вы смотрели?! Какой талант!». А мама: «Так я не понимаю, вы берёте её или нет? Чего вы на меня кричите?». «Восемь лет потеряно!» «Так, потеряно. Берёте её или нет?» Меня взяли, но продолжали возмущаться: «Как можно было не заметить, что такой талант у девочки?». А откуда маме было знать…

— Это у нас тут на каждом шагу балетные школы, студии, можно выбирать…

Да. Чтобы наверстать упущенное, нужно было или иметь невероятные данные, нужные пропорции для балета (что у меня, слава Богу, есть), или бесконечно работать (что тоже было). Я была влюблена в балет до сумасшествия. Это не лёгкая вдохновлённость, хочу занимаюсь, не хочу отдыхаю. Я готова была умереть ради балета. Ещё в детстве мама не пускала меня на кружок, если приносила из школы плохую отметку. Что я только ни делала – я зарисовывала эти двойки в дневнике, потом «теряла» дневники один за другим, школа мне стала вообще неинтересна. Я скатилась с позиций отличницы до самых низов, ощущала себя в балете, улетала куда-то очень далеко от школьных проблем. Помню, ударил сорокаградусный мороз, и запрещали детям выходить из дома. Мама говорит: «Никакого балета сегодня не может быть! Если наденешь мою шубу иди, пожалуйста». А эта шуба даже ей была по пятки. Я надела эту шубу и пошла, она стояла у окна, смотрела мне вслед и рыдала от осознания того, насколько я у неё сумасшедшая. Мне действительно было всё равно, что на себя надеть, лишь бы дойти до того места, где можно танцевать.

Такой я и осталась. Куда бы я ни пришла — в Венскую оперу, в любой другой театр, мне пророчили: «Это ты сейчас такая вдохновлённая, а через год начнёшь остывать, как все мы». И потом через год: «Ну, Наташа… Ты невероятная. Жизнь же есть, что тебе этот балет? Иди гуляй!». Я гуляла, но всё равно при этом думала, что это время потеряно для творчества.


Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Мама ревновала к балету, к педагогам. Семью я не то что не любила, но даже в праздники работала, на семейных застольях меня не видели. Новый Год Наташа на балете, день рождения то же самое. Сейчас мама понимает, что балет для меня на первом месте, хотя я люблю их всех. Потом я уже и замужем была, и тоже пропадала в балетном классе. Больше семи лет прошло со дня развода, мы остались друзьями, и я благодарна своему бывшему мужу за то, что он был в моей жизни, поддерживал меня, восхищался мной и даже уезжал за мной в Австралию.

— Он тоже балетный?

Занимался балетом в детстве. Когда мы с ним поженились, уже давно не танцевал, нашёл себя в бизнесе.

— В Австралии жить нелегко, не то что танцевать постоянно, там же тяжёлый климат…

В моей балетной карьере, как я уже говорила, ничего не давалось легко. Всегда у талантливого человека возникают завистники. И если ты отличаешься, у тебя есть индивидуальность, несёшь в мир что-то своё тебе дадут возможность почувствовать себя изгоем. Я сначала расстраивалась из-за того, что нет друзей, что стою среди коллег, а меня не акцентируют. А потом мама посоветовала: «Прими это, стой себе и чувствуй себя хорошо одной». Я научилась этому и решила: не надо мне друзей, всё равно это было бы фальшью. В балете не бывает друзей, за редчайшим исключением, мало кто хорошо дружит, конкуренция же...

Для артиста балета переезды обычное дело. Иногда только забирая багаж в аэропорту, понимаешь, где ты был! Отели, чемоданы, театр настолько насыщенная работа, что у тебя нет времени кого-то обсуждать, кому-то что-то доказывать. Приходишь домой, валишься с ног и только и думаешь, как бы тебе достойно станцевать. Каждая компания, которая тебя приглашает, естественно, ожидает чуда. Это само по себе является прессингом. Неважно, в форме ты, не в форме, есть ли у тебя место, где ты можешь заниматься. Когда я перешла во фриланс, возникли свои сложности с местом для тренировок. Когда ты в fix-компании, вот как сейчас, то это рутина: ты каждый день приходишь в класс, что нормально для нашей профессии. А у фрилансера возникает вопрос: где заниматься? Я занималась и в комнате (во время карантина пришлось вернуться к этой практике).

Не всегда и в театре класс бывает удачный. А готовить себя к выступлению моя зона ответственности.

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

— Есть ли у вас дома балетный станок?

Нет, я хватаюсь за всё, что под рукой: за стул, за подоконник, за батарею… Всегда работала много, на износ: перед классом класс, после класса класс... И жизнь всегда бросала меня в экстрим, в холодную воду. Пригласили в Большой а у меня нет репетиций, нет классов, где можно заниматься. Но мой принцип: никогда не отказываться. Если ко мне приходит, значит, я должна это пройти. Я благодарна судьбе, потому что даже эти экстремальные ситуации никогда не давали мне расслабиться. В какой-то момент началась бессонница. Не знаешь, как себя держать в форме страдает психика. Но потом я прочла, что Майя Плисецкая и многие другие тоже имели проблемы со сном.

— Главное — не пить снотворное.

Конечно! У меня был период, когда я неделями не спала, могла за ночь только час проспать, решила принять. Представляете, танцевать в «Лебедином», не спавши? Может закружиться голова, нарушиться координация движений. Вначале я плакала, когда не удавалось заснуть, а теперь, если такое случается, успокаиваю себя: ну что ж, буду спокойно лежать и всё равно отдыхать. Мы же эмоциональные люди, и вместо сна порой начинается прокручивание балета в голове.

— А тело требует ежедневной порции нагрузки?

У меня тело без нагрузки уже просто не может, требует её, как, наверное, наркотика. Сейчас я вернулась к своему педагогу после травмы ноги, которую пришлось лечить три месяца. Поехала в Европу и должна была там танцевать, но тут меня нога подвела, сильно воспалилась, на ней была шишка огромная. Пришлось отменить выступления в Германии. Заниматься во время лечения было невозможно, только с моим педагогом Шидой Тагировной Мубаряковой мы стали выстраивать по миллиметру первую позицию, каждое отклонение в ту или иную сторону имело для меня очень большое значение. Всё, как в первом классе: стоишь, держишь эту ногу, а она дрожит… Это были не занятия, а какая-то пытка, инквизиция. И когда я вернулась, через две недели у меня уже была «Жизель». Я станцевала Жизель, уж и не знаю, каким образом. Но была очень счастлива и горда, что смогла это сделать.

Балерина лепит себя всю жизнь, как скульптор, классический балет требует стопроцентной отдачи.

— Это сто с лишним лет назад достаточно было показать полненькую, как у гусыни, ножку — и поклонники осыпали балерину бриллиантами…

Да, поднять ногу слишком высоко это уже был вызов! Мы же рассказываем историю, чтобы зритель забыл о своих проблемах, нам нужно актёрское мастерство, но без тренированного тела ничего не получится. Для меня утренний урок как молитва. Все в театре уже знают, что я после возвращения из Европы приходила сюда каждый день в восемь утра. И вечером тоже занималась до ночи, чтобы вернуться в форму, чтобы окрепла моя ножка повреждённая, слава Богу, она потихонечку крепнет. Не верю тем, кто говорит: «Чем я меньше репетирую, тем лучше танцую!». Не бывает такого. В молодости, может, ещё можно выезжать на таланте, но потом это всё уходит, если не работаешь. Каждый день имеет значение, каждый час. Мышцы они быстро расслабляются, а привести их в тонус тяжело. К сожалению, травмы неотъемлемая часть нашей работы, надо беречься, работать очень аккуратно, разогреваться, особенно это касается мужчин. Они же не любят классику, могут прыгнуть эмоционально, на «холодных» ногах, отсюда травмы. «Тёплые» ноги пластичные, эластичные, прыжки нужно делать только на таких.

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

— Вы же не просто прыгаете, вы зависаете в воздухе, у вас элевация потрясающая… Какой была ваша первая Жизель?

Это моя первая большая балетная партия в Вене. Случилась такая история: я попала в Вену с восемнадцатого раза. И когда получила контракт, это было какое-то нереальное счастье. Уже хотела обратно в Украину возвращаться, и вдруг… Естественно, взяли в кордебалет, и это уже было большой удачей. Я вообще считаю, что балерина обязательно должна пройти кордебалет. Пять лет я танцевала в кордебалете, и потом, когда на пост директора пришёл Мануэль Легри, этуаль Парижской оперы, у меня началась жуткая паника. Боялась, что он меня уволит. Обычно, когда директора меняются, многих артистов увольняют, набирают штат под свой вкус. И я залезла в интернет, французскую школу изучать, как они там занимаются…

Так получилось, что я танцевала какой-то кусочек соло из неоклассического драматического балета «Майерлинг». Это была партия принцессы Стефании, жены кронпринца Рудольфа. Мануэль Легри был среди публики, о чём я не знала, да и никто не знал. Через пару дней я шла по коридору театра, и он меня зовёт: «Наталья!». Я поворачиваюсь к нему и думаю: ну вот и всё…

— Сейчас скажет: «Вон из искусства!».

Да, показалось, что мне кранты! Он это увидел, стал успокаивать: «Пожалуйста, пожалуйста, не волнуйтесь, позвольте с вами поговорить…». И всё это с таким уважением: «Я вчера смотрел ваш спектакль, и мне вы настолько понравились…». Для меня эти слова были просто огромным счастьем. Дальше он сказал: «Я хотел бы, чтобы вы знали: я хочу сделать вас demi-sujet, вы будете работать очень и очень много. Будьте уверены, я вас не брошу». И он взялся за меня так, что через год было не узнать: из маленького лебедёнка вырос лебедь. Он мне давал больше танцевать, чем примам: и в балетах Форсайта, Баланчина… И предложил Жизель это для меня вообще было из области фантастики, потому что ведущую партию я ещё не танцевала. На подготовку две недели. Как две недели?! А я ещё занята в кордебалете, и меня таскали с одной репетиции на другую… Вот тут перед премьерой впервые начались бессонные ночи. Дошло до того, что со слезами просила Легри не давать мне Жизель. Он мне сказал: «Я знаю, что у тебя сейчас огромный стресс, что это твоя первая большая роль. Но я хочу, чтобы ты вышла и станцевала. Да, может случиться и плохое, и хорошее, я к этому готов, хочу увидеть твой рост». Заранее простил мне всё, что может не получиться. И гора упала с плеч, хотя волнение не ушло. Станцевала, и прямо на сцене, после спектакля, Легри объявил, что хочет сделать меня солисткой: «Не знаю, что в тебя вселилось, но это была не Наташа, это была Жизель». Я этуаль Венской оперы? Хотела опять же отказаться, у меня был шок, боялась ответственности… Но с этого дня началась для меня эпоха сольных партий и эпоха Жизели.

— И как же вышло так, что лебедь залетел в Австралию?

У меня в Вене всё было прекрасно, а однажды приехали из Австралии муж и жена, представляющие компанию из Брисбена, посетили «Спящую красавицу», где я танцевала небольшую, но очень стильную партию Флорины, обожаю эту партию. Им понравилась именно я. Предстояло два месяца летних каникул, и они пригласили меня поучаствовать в гала-концерте: «Мы не можем платить, но поживёшь у нас два месяца». Приехала я туда. Станцевала там, был большой успех, с австралийскими партнёрами подготовила адажио из «Корсара» и дуэт Флорины и Голубой птицы. На следующий год на смену этим мужу и жене должен был прийти другой директор компании, китаец, он увидел меня на концерте и стал приглашать на работу, сулить прекрасные условия, материальные и не только. Я давно мечтала станцевать в «Ромео и Джульетте» Макмиллана, а в Вене она шла в хореографии Джона Крэнко. Многие до сих пор считают, что я сумасшедшая: как можно было покинуть Вену, будучи там на самых высоких позициях?! Конечно, я очень долго и много думала, но «Ромео и Джульетта» Макмиллана… Это было решающим фактором. К тому же мне пообещали в два раза больше спектаклей. В Вене было 80 спектаклей в год, а там 160, допустим. Меня это завлекло, и я решила попробовать. Поехала сначала в Брисбен, но после Венской оперы, где 100 человек балетной труппы, компания из 30 танцоров это, конечно, не то. Жара стояла ужасная, со станка капало, пуанты становились мягкими… Плюс абсолютно другой стиль работы, другой подход к классике, урокам, репетициям.


У меня начало меняться тело, я стала напоминать качка, и это повергало в депрессию. Нам давали упражнения, которые наращивали мышцы, это напоминало бодибилдинг, а танцевать становилось тяжело, как будто мышцы закатаны в бетон! Надо было возвращаться в прежнюю форму. Мне предложили работать в австралийском балете хороший репертуар, большая компания. А мне понравилось жить в Австралии. Природа, воздух, уклад жизни всё нравилось там, кроме балета и культуры в целом. Там принято в театре сидеть с вином, едой, чуть ли не с попкорном, я к такому привыкнуть не могу. Перейдя в большую компанию, я опять столкнулась с тем, что приходится проводить больше времени на фитнесе, чем в балетном классе. Им не нужна была моя душа, им нужны были железобетонные накачанные ноги, а я больше не наслаждалась своим танцем. Конечно, я сожалела о покинутой Вене и вспоминала Мануэля Легри, но если бы всё вернуть, я бы снова поехала в Австралию, даже из плохого опыта можно извлечь пользу.

— Булавки не засовывали в пачку?

До этого не дошло, но игнорировали, даже не здоровались. Тут ещё пресса стала писать, что «у нас наконец-то появилась балерина»…

— И белый лебедь стал для них гадким утёнком.

Директор уже не выдерживал этого потока балерин с ультиматумом: «Или я, или она!». Я же совсем другая, а там принято быть одинаковыми.

Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

— Но чего мы хотим от потомков беглых каторжников?

Именно так. Муж вёл там дела по бизнесу и тоже столкнулся со множеством проблем. Зато я выучила английский, станцевала невероятно много и ни разу не усомнилась, что Бог со мной. С каждой партией я всё равно не сдавалась, работала, росла и мечтала о лучшем. Наконец, я поняла, что если останусь там, то танцевать перестану. В фитнес-студии меня заставляли отжимать по сорок килограммов, ходить по ступенькам и страшно раздражались, если я увиливала. Пришёл день, когда надо было возвращаться в Европу, а за тринадцать прожитых в Вене лет я не удосужилась сделать гражданство, и у меня не оказалось визы! Еле вернулась по туристической визе, но перед этим ещё по приглашению станцевала в Новой Зеландии Кармен в хореографии Ролана Пети. Два года я была во фрилансе, два месяца танцевала в Новой Зеландии, а ведь всегда была романтической балериной. Удивлялась, как из Жизели возникла Кармен! Эта партия мне так подошла…

Коллеги думали, у меня хороший агент. А на самом деле моим агентом был Господь Бог, я сама себя презентовала, и мне звонили, писали и приглашали. Как бы ни было сложно и страшно, все испытания оставались позади. Вернувшись в Европу, я получила приглашение в Рим, а заниматься было негде. Получила приглашение на гала-концерте станцевать с Семёном Чудиным та же история. Как можно в «Сильфиде» станцевать, занимаясь дома, в отеле, на улице?

У меня был гостевой контракт в Риме, ради которого я отклонила приглашение в Будапешт, а следующей компанией стала Словакия, год проработала в Кошице, где танцевала в «Лебедином» и «Баядерке», но в основном я была в разъездах по Франции, Австрии, другим странам Европы, мне даже сложно сейчас все перечислить. Были приглашения в Лозанну и другие, но хотелось вернуться в Украину, а точнее — в Одесскую оперу, где я чувствую себя очень хорошо. Люди тёплые, город светлый, а к близости моря я привыкла в Австралии. Прожив двадцать лет за границей, привыкнув к другим зарплатам и другому уровню жизни, я приехала сюда, чтобы танцевать, утанцеваться. Да, с возрастом нужно вдвойне ухаживать за лицом и телом, это тоже требует денег. А где в мире встретить педагогов таких, как здесь?! Они видели Марину Семёнову, Майю Плисецкую, они внушают мне трепет одним своим присутствием. Я устала от педагогов, которые скорее являлись фитнес-инструкторами! И да, я начинаю думать, что в балете можно иметь друзей.


Наталья Куш: «Я приехала в Одессу, чтобы утанцеваться»

Беседу вела Мария Гудыма.

Фото из личного архива балерины.

16 6
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...