Главная / Интервью

Хроника дня

Отец Сергий: «В последнее время политики, слава Богу, не афишируют свою веру»

Накануне Пасхи «Таймер» пообщался с пресс-секретарем Одесской епархии отцом Сергием Лебедевым.

d0b1d0b5d0b7d18bd0bcd18fd0bdd0bdd18bd0b94
Накануне Пасхи «Таймер» пообщался с пресс-секретарем Одесской епархии отцом Сергием Лебедевым.

«Таймер»: Как атеист не могу сразу не задать провокационный вопрос. Пасха в нашей стране является государственным праздником, в то время как праздники других религий таковыми не считаются и выходных дней на них не выделяют.

С.Л.: Если мы посмотрим статистику и аналитику, которую вы так любите, то 89% жителей Украины считают себя православными, поэтому, когда мы говорим о празднике Пасхи, мы говорим о празднике всего народа. В России пока этого решения не принято, там этот праздник не является государственным.

«Таймер»: Получается, что это, скорее, дань культурным и историческим традициям?

С.Л.: Вся наша история и культура пропитана именно религией и верой. Вся наша культура пропитана культом. Культ наш — православие. Последние 1020 лет православие — основная наша вера.

«Таймер»: Что будет в Одессе происходить в пасхальные дни?

С.Л.: Пасха — главный праздник всех православных христиан, поэтому все наши храмы будут открыты для верующих. Праздничные службы начнутся вечером, накануне. В субботу в 11-ть часов вечера начинается вечерняя служба, которая плавно переходит в утреннюю, а затем в божественную литургию. После этого все приветствуют друг друга «Христос воскрес» и отвечают «Воистину воскрес». Происходит окропление пищи — куличей, крашенок и других предметов, которые имеют меньшее отношение к Пасхе. После этого люди вкушают эту пищу, благодаря Бога за то, что они прошли этот строгий Великий Пост и встретили Воскресение Христово как главный православный праздник.

«Таймер»: А где будет служить сам митрополит?

С.Л.: Митрополит Агафангел будет служить в Свято-Успенском одесском кафедральном соборе. Служба начнется в 23 часа, а закончится к 4:30 утра. Я приглашаю всех одесситов посетить это служение. Это будет самое красивое служение.

«Таймер»: Я как-то был на служении, стоял всю ночь в храме. Удивило, что священники, которые вели службу, читали молитвы сразу на нескольких языках. Что это такое?

С.Л.: Это старая традиция. Когда-то вера пришла к нам из Греции, Рима. В ту пору евангельское слово неслось на греческом языке, на латыни. Так мы отдаем дань нашему прошлому.

«Таймер»: После распада Советского Союза религия и вера в бизнес- и политических кругах стала чуть ли не модной. Из политической элиты Одессы и области много ли руководителей принимает участие в таких длительных процедурах, как всенощная?

С.Л.: К счастью, в последнее время они это не афишируют. Если раньше они приезжали вместе с журналистами, телекамерами и охотно давали интервью, то сейчас таких остались единицы. Сейчас люди остепенились, поняли, что церковь — это то место, где все равны.

«Таймер»: Есть ли среди первых лиц города и региона люди действительно верующие? Искренне.

С.Л.: Я думаю, да. Вера — это дело сугубо интимное. Совсем недавно позвонила жена одного влиятельного человека и попросила помощи, так как он попал в больницу. Он вообще прихожанин нашего храма. Мы молились за него. Вот он выписался недавно.

«Таймер»: Сейчас все говорят об экономическом кризисе. Все пострадали от финансовых и экономических проблем. А церковь как-то от этого пострадала?

С.Л.: Кризис в переводе с греческого означает «суд». А мы, православные христиане, должны быть готовы к суду.

«Таймер»: В прессе часто появляются публикации — в церкви такой-то проводятся антикризисные службы. В Одесской епархии есть что-то подобное?

С.Л.: Это свойственно протестантским церквям. В протестантизме успешный человек — это человек, которого любит Бог. Мы же говорим совсем наоборот. Мы не отрицаем роль богатства, не говорим, что надо все раздать. Но духовное богатство определяющее.

«Таймер»: Вернемся к Пасхе. Происходят ли несчастные случаи во время этих долгих богослужений? Как церковь выходит из этого положения?

С.Л.: Очень просто. Мы к этому всегда готовы. Как правило, в эту ночь дежурят отряды милиции, ГАИ, скорая помощь. У каждого из нас, у священнослужителей, есть аптечка, нашатырь, сердечные средства. Смертельных случаев не было, только обмороки.

«Таймер»: Бывали случаи, когда человек входил в транс?

С.Л.: Нет, это бывает только в культах, связанных с язычеством. Православная вера — спокойная, тихая и кроткая.

«Таймер»: Во все времена основной задачей церкви было миротворчество. Сейчас Украина переживает далеко не лучшие времена, в Одессе разгорается достаточно серьезный политический конфликт. Как церковь будет участвовать в нем? Чью сторону займет.

С.Л.: Мы все время участвуем в таких конфликтах. Как миротворцы. К нам обращаются люди разных политических ориентаций. А мы помогаем им найти Бога. Земное должно оставаться за порогом храма, а в храм мы приходим с думами о небесном.

«Таймер»: Как такая роль сочетается с участием некоторых высокопоставленных представителей церкви в политической жизни. Митрополит Агафангел — депутат Одесского областного совета от определенной политической силы.

С.Л.: Митрополит Агафангел не хотел идти в политику, так как это отвлекает от несения самого главного и тяжкого креста — управления Одесской епархией. Он шел очень неохотно, единственная цель — чтобы церковь могла решать вопросы на уровне областного совета.

«Таймер»: В 2004 году православная церковь выступила на стороне одного из кандидатов в президенты. В церквях даже распространялась агитационная литература. Сейчас снова выборы. Не боитесь ли вы, что церковь вновь будет вовлечена в это?

С.Л.: Члены церкви — это граждане Украины. Они имеют право на свои убеждения. Но если я проповедую политическую позицию с амвона, то это уже нарушение церковной этики.

«Таймер»: В данном случае церковь заняла жесткую позицию?

С.Л.: Сам митрополит Владимир четко сказал, что церковь находится вне политики.

«Таймер»: Возвращение церковью отнятого у нее имущества вызывает конфликты. Есть ли у вас рецепт от этих конфликтов?

С.Л.: Мы живем в светском обществе, в котором действуют светские законы. Церковь решает все вопросы только в правовом поле. Чудотворный родник, который действует на территории монастыря, и тот нельзя использовать без ведома государственных властей, так как глубина составляет более 40 метров.

«Таймер»: Законы к церкви более благосклонны, чем к светским организациям. К примеру — планетарий, который утратил то помещение, в котором сейчас находится монастырь, исчез.

С.Л.: Слава Богу, что это здание вернули. Планетарий принадлежал государству, пусть они его финансируют.

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...