Главная / Интервью

Хроника дня

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»

Как превратить хобби в основной источник заработка? Для чего могут пригодиться старые непарные серёжки? Что такое «мацатибельность»? Правда ли, что работа мастера нэцке сродни хирургическому искусству? В чём разница между медвежьим клыком, эбонитом и крымской сиренью?

На эти и другие вопросы отвечает всемирно известный одесский путешественник, фотограф и профессиональный резчик нэцке Теодор Резвой.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»


— Как давно вы увлекаетесь нэцке? Что побудило вас обратиться к столь необычному виду творчества?

— Всё началось с легендарного приключенческого мини-сериала «Каникулы Кроша»: этот фильм действительно зацепил за живое и стал своеобразным окном в мир нэцке, приоткрыв завесу тайны над этим удивительным и сложным искусством. Долгое время я занимался нэцке исключительно в качестве хобби — с перерывами, которые иногда длились больше года. Одну фигурку, помнится, вырезал даже во время службы в армии, используя для этого маленький ножик, который можно было легко спрятать от посторонних глаз в недрах формы. Во время учёбы в Грековке на меня произвёл сильное впечатление набор открыток, посвящённый собранию нэцке Эрмитажа. Ещё одну серию открыток на аналогичную тему подарил армейский друг: таким образом, у меня перед глазами всегда были образцы для подражания, по которым можно было изучать стилистику произведений известных мастеров. Все азы и навыки искусства резьбы постигал самостоятельно: на первых порах ставил перед собой задачу просто соблюсти пропорции, далее стремился добавить динамики и естественности в статичные фигурки — наклон головы, разворот плеч и так далее, затем старался передать на лице персонажа или мордочке животного какие-то эмоции. Разумеется, каждая следующая задача по умолчанию включала в себя совмещение всех предыдущих.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Крыса с жерновами. Бивень мамонта, чёрное дерево


Первые серьёзные работы я начал делать лет 25 назад и даже пробовал продавать их по $30 за штуку, получая тем самым дополнительный стимул к дальнейшему самосовершенствованию и хорошее денежное подспорье в хозяйстве: подобную сумму на «Просто Ради.О» я тогда зарабатывал за целый месяц! Лет 9-10 назад развёлся, начал жить отдельно и с кристальной чёткостью осознал, что вообще в жизни следует заниматься только тем, что
удаётся лучше всего и приносит максимум удовольствия! Пораскинув мозгами, пришёл к выводу, что компьютерная графика, на ниве которой я трудился до сих пор, — это всё ерунда, а вот нэцке — пожалуй, лучшее из того, что я умею делать своими руками. И с тех пор работаю на профессиональной основе, получая при этом море наслаждения: старое хобби превратилось в основной источник заработка. Некоторое время пользовался услугами сайта eBay — с его помощью мои работы разошлись чуть ли не по всему миру: США, Германия, Франция, Великобритания, Китай, Швейцария. Одна английская семья купила порядка пяти моих нэцке: видимо, сказалось то нехитрое обстоятельство, что хозяйка там — русская. Другая клиентка впоследствии присылала фотографии, как она путешествует повсюду с моей работой — осьминог, сидящий в кувшине, стал для неё чем-то вроде талисмана, эдаким мячом Wilson, с которым регулярно беседовал герой Тома Хэнкса в известной робинзонаде «Изгой». Интересно, что на всю миллионную Одессу нэцке всерьёз занимаются всего два человека — я и Сергей Полунин, а в целом по Украине едва ли наберётся с десяток хороших мастеров: как говорил Шарль де Голль, всегда выбирай самый сложный путь — на нём ты точно не встретишь конкурентов!

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Осьминог в кувшине. Самшит, бивень мамонта, чёрное дерево


— Как изменился ваш творческий подход к созданию нэцке за последние 10 лет? Сколько времени в среднем уходит на одну фигурку? С какими материалами вы предпочитаете работать? Какие сюжеты чаще всего воплощаете в жизнь?

— За всю жизнь я сделал всего одну нэцке из искусственного материала — эбонита, причём начал жалеть о своём решении ещё на этапе завершения работы. С тех пор имею дело только с натуральным сырьём — дерево, бивни мамонта, рога оленя, камень, зубы кашалота и так далее. Часть материалов мне подарили друзья и знакомые, другие я сам нашёл на Староконном рынке: оленьи рога, к примеру, можно купить чуть ли не на каждом углу — надо только выбрать хорошие. Где-то дома валяются настоящие артефакты родом из прошлого — например, можжевельник арча из Киргизии 40-летней давности, очень лёгкое и удобное в обработке дерево. Люблю работать с орехом тагуа, по своей фактуре напоминающим кость, с самшитом — это, с моей точки зрения, вообще королева всех древесных пород, идеально подходящая для вырезания нэцке. Как-то раз во время поездки в Крым я обнаружил в поленнице дров, предназначенных для жарки шашлыка, совершенно замечательные полешки — кругленькие, ровненькие, плотненькие: оказалось, это разросшаяся до невероятных размеров крымская сирень! Иногда я даже точно не знаю, что за дерево держу в руках, да это и не важно: главное — плотность и однородность структуры.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Кувшин вина. Самшит, бивень мамонта, латунь, янтарь, серебро


Если же говорить об инкрустации готовых работ, то тут я обычно использую золото, серебро, натуральные камни, янтарь, чёрное дерево, титан — в зависимости от того, что больше подходит в каждом конкретном случае. Одним фигуркам идут золотые глаза, другим — тёмные, в виде шариков из гагата — чёрного янтаря, третьим — из обычного янтаря, внутрь которого вставляется чёрное дерево: в результате получается эффект реально прозрачного глаза. Разумеется, подобных «отделочных» материалов для каждой фигурки требуется самая малость: скажем, одной погнутой золотой серёжки может хватить на целую кучу нэцке. Ну а звенья золотой или серебряной цепочки я обычно выпрямляю до состояния палочек, вставляю их в подходящие места, обрезаю, полирую — и получаются вполне симпатичные глазаки. Кстати, если у кого есть вот такой мелкий цветной лом, я бы с удовольствием приобрёл: для разных фигурок требуются кусочки металла разной толщины, которых иногда, к сожалению, просто нет под рукой.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»


Конечно, сейчас мои работы стали гораздо сложнее и качественнее, по сравнению со своими предшественницами 10-летней давности: соответственно, увеличилось и количество времени, которое уходит на их создание. Оглядываясь назад, не устаю обращать внимание на множество моментов, малозаметных непривычному глазу, но сразу обращающих на себя внимание с высоты накопленного опыта — качество обработки, подгонка, тонкость деталей и так далее. Под некоторые деликатные работы мне приходилось собственноручно изготавливать специальные инструменты — например, резцы из медицинских иголок, заточенных до нужной формы. Только с помощью вот такого филигранного оборудования можно вырезать какую-нибудь заковыристую полость между тончайшими поверхностями, которая при этом будет выглядеть не просто круглой дыркой в куске дерева, а иметь определённую форму и смотреться вполне естественно и органично. Над тонкими деталями работаю под старым советским бинокулярным микроскопом, а иногда и вовсе режу вслепую, наощупь, потому что в нужное место не попадает свет — его сразу же заслоняет подносимый к фигурке инструмент.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Сытная жизнь. Дерево, бивень мамонта, янтарь, серебро


Интересно, что каждая мелкая деревянная стружечка — это результат чётко выверенного по силе, направлению и продолжительности движения руки. Если надавить слишком слабо — не режет, нажмёшь чуть сильнее — может соскочить резец: нужно учитывать противодействие конкретного материала и ещё целую кучу разных разностей. Некоторые элементы я стараюсь сделать практически идеальными, хотя довести до совершенства всю работу целиком положительно невозможно — на это уйдёт слишком много времени! Всегда остаётся лёгкая недоработка и недовольство собственными стараниями; обычно я останавливаюсь, когда чувствую некую внутреннюю грань: вот сейчас очень хорошо, а если продолжить — будет только хуже.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»


Что же касается сюжетов, то тут всё приходит само собой буквально из ниоткуда. Бывает, очень долго думаешь над тем, что бы такое интересное вырезать: примериваешься, прикидываешь, размышляешь, мучаешься над выбором. А потом берёшь в руки материал, начинаешь готовиться к работе, и вдруг неожиданно в голову приходит совершенно новая идея, переворачивающая всё с ног на голову — её-то я обычно и воплощаю в жизнь. Поэтому, кстати, никогда не вырезаю на заказ: однажды попробовал и остался недоволен — работа продвигалась со страшным скрипом, а результат мне категорически не понравился. Всё дело в том, что чётко заданная тема ограничивает полёт фантазии: грубо говоря, заказчик просит вырезать собачку, а у меня сейчас не лежит душа к этому сюжету — хочется сделать дракона! Так что я предпочитаю работать над тем, что нравится, очаровывает и увлекает: только в рамках такого подхода можно создать по-настоящему красивые и оригинальные вещи, где каждый сюжет будет по-своему необычен и уникален. При этом в процессе работы над очередной нэцке я почти никогда не рисую предварительные эскизы: просто беру в руки разные куски материала и окидываю их мысленным взором — так, здесь, пожалуй, задуманный мною сюжет целиком не поместится, а вот тут можно пробовать. Хотя по ходу дела иногда приходится корректировать положение рук, лап, хвостов и прочих мелких элементов или же уменьшать размер самой фигурки — тогда лапка сможет лечь так, как задумывалось изначально.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Черепаха. Бивень мамонта, чёрный янтарь, серебро


Если сравнивать искусство нэцке с живописью, то художникам, конечно, намного проще: не понравилась часть картины — можно снять ещё не успевшую застыть краску и переписать заново либо же нарисовать поверх. При работе с нэцке, учитывая их малюсенькие размеры, цена ошибки несоизмеримо более высока: если вдруг дрогнула рука, соскользнул резец, и в результате фигурка осталась без хвоста или пальца, ничего не попишешь — придётся начинать всё заново. Можно, конечно, попытаться приклеить, но это будет уже не то: сама суть идеи нэцке заключается в том, что перед нами — цельный кусок дерева или кости, от которого отсекли всё лишнее, но зато инкрустировали металлом или драгоценными камнями. Так что риск огромный, а страх испортить начатую работу есть почти всегда: к счастью, благодаря накопленному опыту такие случайности с годами постепенно сходят на нет, а раньше бывали постоянно.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»


— Расскажите о самых любимых работах: как шёл процесс их изготовления, в чём заключались основные сложности.

— Одна из самых сложных моих работ под названием «Глаза в глаза» потребовала порядка четырёх месяцев напряжённой работы — буквально каждый день с утра и до самого вечера. Здесь изображён некий хитрый и таинственный демон, на физиономии которого сидит сбежавшая из ящика мышка. А может быть, он только собирается её поймать за то, что погрызла лежащую у ног тыкву: каждый видит что-то своё. Сам демон высотой 58 мм сделан из бивня мамонта, а причёска — из кокоса, добытого мною с Кокосовых островов при пересечении Индийского океана в 2005 году. Думаю, даже неподготовленный зритель, как следует присмотревшись к деталям, сможет оценить количество вложенных усилий: каждый волосок на голове у демона, каждое волокно висящей на его плече верёвки, узоры на руках, шерстинки на спинке у мышки, неровные зубы, узорные подошвы сандалий и прочие детали вытачивались очень долго, тщательно и скрупулёзно.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»


Вообще, время далеко не всегда является адекватным мерилом той или иной работы. Для того чтобы сделать какую-нибудь несложную фигурку за неделю-другую, мне пришлось учиться 40 лет! Простенькая на первый взгляд композиция «Я обиделась», представляющая собой надувшуюся рыбку-ежа длиной всего 34 миллиметра, содержит 170 проволочных иголочек, на изготовление каждой из которых уходило не менее 5 минут. Очередной кусочек проволоки определённой длины нужно было зажать в цанговом зажиме, обточить надфилем, обработать сначала крупной, а затем и мелкой наждачкой, отполировать кожей с пастой ГОИ и лишь затем обрезать: если всё сделано правильно, получалась одна-единственная иголочка с закруглённым «набалдашником». А потом их надо было ещё и вклеить, равномерно распределив по всей нижней части фигурки: просверлить дырочки в заранее размеченных местах, размешать эпоксидку — за один раз можно было приладить не более пяти иголочек, пока клей не застыл. Самое смешное, что образующиеся в крохотных дырочках под слоем клея пузырьки воздуха выталкивали вставленные иголочки обратно. Приходилось прижимать их снова и снова, покуда эпоксидка не начинала прихватываться, и к тому же тщательно соизмерять силу — при чрезмерном нажиме иголочка могла бы целиком провалиться в отверстие, а достать её оттуда было бы уже практически невозможно. И такую крайне сложную операцию, требующую максимум осторожности, сосредоточенности и внимания, осложнённую ещё и небольшим размером объекта, пришлось повторять целых 170 раз!


Изрядно попотеть пришлось и над работой под названием «Вне зоны комфорта», изображающей черепашку с гагатовыми глазами, вылезшую из собственного «домика» и сидящую под зонтиком. Эту нэцке высотой 37 мм я делал из медвежьего клыка — очень прочного и трудного в обработке материала — на протяжении двух месяцев: труднее всего было вырезать полый панцирь, а также выемки между головой черепахи и зонтиком, который, кстати, по всему периметру имеет практически одинаковую толщину в несколько миллиметров.

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»


Ещё одна любимая работа — 44-милиметровая лягушка из крымской сирени, отдыхающая в японской ванне офуро, с загадочной улыбкой и «всевидящими» глазами: когда поворачиваешь — кажется, будто она следит за тобой! Вот такого удивительного эффекта движущихся зрачков порой удаётся добиться с помощью совмещения янтаря и чёрного дерева. Отдельного внимания заслуживает и сама ванна, украшенная гранёными серебряными заклёпками: в общем, очень душевная и приятная получилась композиция, которую я назвал «Ленивые дни».

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»

— Какие советы вы могли бы дать нашим читателям, которые собираются попробовать свои силы в вырезании нэцке?

— Во-первых, работать только с натуральным материалом. Вырезать что-либо из пластмассы или эбонита — только даром тратить время: ценность результата ваших трудов будет весьма сомнительной. Сюжет, который вы собираетесь воплотить в жизнь, и материал, который будете при этом использовать, тесно взаимосвязаны между собой: выбор одного определяет характер другого, и наоборот. Только нэцке из природного сырья не только выглядят, но и кажутся наощупь настоящими, живыми, одушевлёнными: у меня, к примеру, была выточенная из камня лягушка, которая зимой и летом оставалась холодной и скользкой, а ещё деревянная овечка — тёплая, лёгкая, полированная, мягкая. Огромное значение имеет как внешний вид материала, так и тактильные ощущения при прикосновении к нему: я даже придумал свой собственный научный термин — «мацатибельность». Многие работы, обладающие известной долей «мацатибельности», хочется не просто разглядывать, но ещё и потрогать, как говорят в Одессе, «помацать» руками: одна поверхность шероховатая, другая отполированная и гладенькая, третья колючая и так далее — ощущения при этом просто невероятные!

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Лягушка. Камень, тонированный бивень мамонта, титан, янтарь, золото, серебро

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Долли. Дерево, орех тагуа, янтарь, чёрный янтарь, серебро

Во-вторых, учитесь у талантливых мастеров старой закалки: на просторах интернета можно найти множество фото и видео, на которых запечатлены интересные работы, вышедшие из-под резца настоящих профессионалов. Отмечайте про себя, как они работают, стилизуют сюжеты, обрабатывают материал, какие инструменты при этом используют, и так далее.

И в-третьих, обращайте особое внимание на качество обработки и мелкие детали: здесь очень важно не лениться и забираться резцом в самые укромные и труднодоступные места, не оставлять без внимания ни один составляющий элемент, всеми силами добиваться, чтобы каждая складка на кимоно или шерстинка на мордочке выглядела максимально естественно и органично. Помните о том, что только тщательная отделка всех потаённых уголков и детальная проработка мельчайших частей фигурки свидетельствуют о высоком уровне профессионализма резчика…

Теодор Резвой: «В жизни нужно заниматься только тем, что приносит максимум удовольствия!»
Счастье. Самшит, янтарь, чёрное дерево, рог, серебро

Беседовал Дмитрий Остапов


18 1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...