Главная / Блоги

 

Хроника дня

Фельетон о севрюжине с хреном и Леониде Штекеле

Когда-то, ещё в позапрошлом веке, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин от имени своего персонажа-либерала, озвучил его томные мечтания — дескать, чего-то хочется: то ли севрюжины с хреном, то ли конституции…

С тех пор и доселе наследники героев желчного сатирика мечутся между стремлением набить брюхо вкусненьким и высокими гражданскими побуждениями. Заметим, что, как и салтыковские деятели, современные их последователи почему-то предпочтение всегда отдают ценностям материальным, а не духовным. И, более того, как и салтыковский либерал, не гнушаются использовать при любой возможности шанс ободрать кого-либо до нитки, прикрываясь пикантным соусом из высоких идеалов. С тех давних пор господа либеральствующие натворили немало. В старой России — приложили всевозможные усилия для тотального разрушения основ империи и потом очень возмущались тому, что их просто-напросто выбросили из политики сердитые и нетерпимые большевики. В СССР — всеми силами старались помочь разрушению Союза, по мере возможностей, одновременно участвуя в разграблении остатков его наследства. И ужасно негодуют, что к ним все противоборствующие силы почему-то относятся с еле сдерживаемой  брезгливостью, хотя по мере надобности иногда используют — с последующей утилизацией.

Отличие российских адептов либерализма от украинских заключается лишь в одном: те, не без хорошо проплаченной грантами въедливости, клеймят и позорят свое отечество и всё русское, сделав из самого понятия «патриотизм» жупел. Наши, украинские, — в абсолютно противоестественном  экстазе слились с крайними, неофашистскими радикалами, сочетая «патриотизм» с «либерализмом»! Как и для российских, важнее всего для них плохо скрываемая доминанта: зоологическая русофобия. Но те, пусть уродливо, но последовательны. Эти же — напоминают сказочного Тянитолкая, норовящего одновременно скакать в разные стороны.

 Глядя на них, невольно хочется защитить классический либерализм, ибо его кредо заключалось в краткой фразе, приписываемой многим, от старика Вольтера до его биографов: «Я не разделяю ваших взглядов, но готов умереть, чтобы вы могли их исповедовать». Проще говоря, истинный либерал — тот, кто уважает и ценит чужое право на свободомыслие превыше своего. Остальные же, коих сегодня подавляющее и агрессивное большинство, уж простите за грубоватое, но точное определение нашего времени, вульгарные либерасты. И их «символ веры», а точнее, меркантильно-беспринципного безверия, можно озвучить как: «Я не разделяю ваших взглядов, а потому — готов обречь вас на поругание и смерть ради своего процветания». Всё остальное — ширма для сокрытия за высокими словесами банальной меркантильности.

Гражданин, имя коего красуется в заголовке этого материала, ничем особо не прославлен. Но как образцовый представитель нынешних одесских и украинских либералов, может служить наглядным пособием для любознательной публики.

О чём не писал Шолом-Алейхем

С юных лет люблю я грустные и смешные истории великого еврейского писателя, некоторое время жившего в нашем городе. Они и забавны, и  поучительны, а герои совмещают в себе весь широчайший спектр людских качеств древнего народа — от библейской мудрости до провинциального скудоумия. От душевной широты — до лавочнической мелочности. И даже их местечковая наивная хитрость отторжения не вызывала…  Однако времена с тех времен изрядно изменились, и то, что было органично для жителей воспетой Шоломом черты оседлости, в современном мире смотрится довольно странно. Особенно когда местечковое желание нажить пару копеек выдаётся за либеральное стремление улучшить мир Божий.

…Лёня Штекель появился в журналистском мире Одессы в начале 90-х годов прошлого века. Не претендуя на роль его Плутарха или Моруа, замечу: в деловой хватке отказать ему было нельзя. Ведь на тогда только появившемся в эфире местном коммерческом телевидении он стал открывателем форменной золотой жилы. Сей выпускник Омского политеха ворвался в наши дома с крайне актуальными пятиминутками, в коих вещал об изменениях курса валютного рынка на «Книжке»! Ну что ещё могло вызвать столь живой интерес у одесситов в то нестабильное, но развесёлое время? И он же открыл нам дивный термин «маржа», в его простецкой трактовке означавший всего лишь разницу между стоимостью покупки и продажи «убитых енотов» у валютчиков. Большинство телезрителей не волновали такие мелочи, как полное отсутствие серьёзного анализа рыночной ситуации у новоявленного гуру рыночной экономики. Главное — мы почти ежедневно знали, стоит ли нам скупать или «сливать» драгоценные зелёные символы финансового благополучия. И то,  что даже при тогдашнем сказочном курсе особых залежей их на руках простых граждан не наблюдалось, а серьёзные держатели капиталов руководствовались куда более компетентными источниками экономической информации, популярности мосье Штекеля не мешало. Ведь он давал возможность скромному обладателю нескольких купюр заокеанского происхождения почувствовать себя равноправным участником мировых процессов! А понты — они всегда были у нас дороже денег. Тем более в те времена, когда даже один доллар был деньгами, а уж пятёрка — и вовсе позволяла считать себя почти Ротшильдом. Я таки тихо молчу о двадцатке и стольнике!

Само собой, пиршество рыночного духа, спонсировавшееся валютчиками, продолжалось не слишком долго. На смену эксперту-самоучке на телевидение пришли образованные экономисты-аналитики, работавшие уже на профессиональном уровне. Но Леонид Исаакович, заработавший определённую известность в городе, плотно влился в журналистскую тусовку, став непременным участником всяческих ток-шоу и заседаний «Пресс-клуба». Став шефом некоей коммерческой фирмы под названием «Студия Негоциант», он издавал газетку бульварно-деловитого пошиба с гражданскими нотками, делал телепередачи… А заодно и оказывал нуждающимся «информационно-издательские услуги», заключавшиеся и в тиражировании на ризографе листовок и брошюр и «заказухе» весьма разного характера.  Состряпать хоть рекламный, хоть разоблачительный текст труда для него не составляло. Что характерно, убеждения не мешали изготовлению материалов, с декларируемыми либеральными взглядами негоцианта от журналистики вовсе не совпадавших.

Правда, в те уже далекие времена неразборчивость в средствах и любовь к денежным знакам несколько уравновешивались у нашего подзащитного врождённой трусоватостью, удерживавшей его от опасных авантюр как в политике, так и в предпринимательстве. Кстати, это его качество на недолгое время почти вознесло мосье Штекеля на Олимп искусства. В блистательной гротескной кинокомедии «НалетЪ» режиссёр Игорь Шевченко доверил ему маленькую, но колоритную роль трусливого милиционера, которого и звали-то Лёня! Увы, фильм этот с гениальными Алексеем Петренко и Петром Вельяминовым в главных ролях, из-за чисто коммерческих неурядиц, на большой экран не попал. Но Лёня там таки был на своем месте, весьма органично прячась от опасных заданий в местах общего пользовании и отдавая при первом намёке на опасность всё, вплоть до казенной амуниции…

И остался бы наш Леонид в третьем ряду одесских «акул пера», тихо зарабатывая на кусок хлеба с маслом отхожими промыслами заказной и коммерческой журналистики. Но… время политических катаклизмов поднимает на поверхность вместе с пеной дней порой отнюдь не самые весомые фигуры. «Революция достоинства» стала в некотором роде звёздным часом господина Штекеля, резко возомнившего себя гройсе-патриотом. И раньше активно принимавший участие во всяческих «протестных движениях», наш общественник включился в политическую борьбу. Он стал одним из адептов майдана, вещая в эфире «Первого городского» со скромным, но гордым «напузником» — «патриот Одессы». Само собой, в активном физическом противостоянии участия не принимая. А заодно и писал блоги для сайта белоленточного российского радио «Эхо Москвы». Что характерно, внешнее добродушие и мягкость сменились у него несколько утрированной суровостью. Суть же всего его кредо можно сжать до нескольких смысловых блоков, укладывающихся в нехитрый темник грантоедов ультралиберального пошиба. Вкратце, дабы не утомлять вас обильными цитатами, сделаю выжимку.

Майдан выступает за свою и нашу свободу. Его противники — сплошь гопники с палками  и антисемиты, а георгиевская ленточка — не символ великой Победы, но атрибут сегодняшних фашистов и душителей свободы. Любое противостояние  «революции» — дело рук титушек и наймитов вчерашней власти, которые действуют не из антибандеровских убеждений, а руководствуются логикой банды, готовой с оружием в руках уничтожать чужаков. Русский язык в Одессе вообще не любят и русские книги почти не читают…

Что характерно, даже после трагедии 2 мая, которую он сразу назвал «провокацией ФСБ», наш борец за либеральные ценности вовсе не покаялся. По его мнению, погибших людей конечно жалко, но… «логово сепаратизма» надобно было искоренить. Чётко следуя курсом тогдашнего губернатора Немировского, бывшего одним из прямых вдохновителей кроваво-огненного погрома на Куликовом поле (а заодно и хозяином телеканала, где вещал Штекель), Леонид Исаакович с тех пор не желает видеть ни настоящих неофашистов, ни полной противоположности происходящего в стране реальным либеральным ценностям, равно как и не менее реального антисемитизма его же соратников-«активистов».  Он продолжает бороться с «отдельными недостатками и злоупотреблениями», и даже…недавно стал одним из инициаторов петиции против ограничения русскоязычного вещания на Украине. Дескать, это — нарушение наших прав!  Право, не знаешь, смеяться здесь или плакать! Ведь то, что стало всего лишь частным и вполне закономерным следствием всего происходящего в стране в последние годы, и в чём принимал участие сам Штекель, вдруг возмутило и его, и тех, кто вместе с ним активно способствовал глобальным, системным нарушениям прав человека в стране! Не потому ли, что именно это конкретно задело их личные интересы?!

Увы, высокие убеждения подобных «борцов за либеральные ценности» на практике оказываются всего лишь ширмой для всё того же желания откушать севрюжинки с хреном за счёт почтеннейшей публики. Только не встанет ли она колом в горле, не вызовет ли пагубных для здоровья последствий? Ведь любой пир во время чумы неизбежно заканчивается, в лучшем случае, вынужденным карантином!

Автор: Игорь Плисюк

* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...