Главная / Мысли вслух

Хроника дня

Галина Миничева: «Теперь мы будем кричать «Караул!»

Лето, как всегда, принесло одесситам множество «воды» в новостях: то водоросли цветут, то рыба в лимане умирает, то волнорезы сносят.

Лето, как всегда, принесло одесситам множество «воды» в новостях: то водоросли цветут, то рыба в лимане умирает, то волнорезы сносят. Почему? Непонятно. Мэр Одессы, к примеру, на вопрос журналистов о том, какие у нас проблемы с волнорезами ответил коротко: «это длинная история».

Куда больше рассказала корреспонденту ТАЙМЕРА Галина Миничева, заместитель директора Одесского филиала Института биологии южных морей НАН Украины.

Хорошо забытое старое

Волнорезы – проблема 60-х годов. Правда, в те времена проблемой они не были вовсе.

«Это было очень хорошее решение, берегоукрепительная линия выполнила свою инженерную функцию и не давала такого отрицательного экологического эффекта, - рассказывает Галина Миничева. – Но сегодня она уже не справляется».

Когда систему планировали, структура моря еще не была изменена. «Мы попали в эту ситуацию за счет нашей безответственности и, не побоюсь этого слова, аморальности, - говорит Галина Миничева. – Начиная от потребителя пляжа, который может выловить и выбросить краба и заканчивая местными органами власти и невыполняющимся законодательством, которое у нас в отношении береговых зон прекрасное! И теперь мы будем кричать «Караул!». Цветет море цветом, который никогда здесь не видели. На лучшем Лимане, на Тилигуле, двадцать пять дней идет замор рыбы. Все эти ситуации – последствия нашего многолетнего неадекватного поведения».

Не прошли мимо Черного моря и мировые проблемы. «Мы попали под колесо глобальных изменений, - рассказывает Галина Григорьевна. – 2002-2003 годы, 2010 год принесли нам аномальные ситуации по температурному режиму, по объему стока. Сток несет в море не чистую воду, не дистиллят. Поверхностный сток – это поля и удобрения. Представьте себе, что вы положили в суп много органики, поставили кастрюлю на плиту и нагрели – что у нас будет? Такая же ситуация у нас с береговой зоной и лиманами».

Закрытый водообмен действительно существенно затрудняет процессы самоочищения. Да и подобные конструкции в мировой практике уже отжили свое. Что делать?

Ломать и строить

Галина Георгиевна говорит, что о сносе волнорезов не может быть и речи. «Мы не можем просто снести. Волнорезы нужно заменить какими-то гидросооружениями, которые не позволят Одессе просто свалиться в береговую зону. А на вопрос «чем заменить?» я вам не отвечу ни в коем случае, - объясняет она. – Все это надо считать. Если мы на «Привозе» - сказать можно, но если мы говорим профессионально – значит, отвечаем за экспертизу. А для того, чтобы она была сделана, мы должны видеть инженерные расчеты».

В Институте есть специальные экспериментальные установки, которые позволяют прогнозировать, к примеру, обрастание антропогенного субстрата. «Это зависит не только от глубины и от того, что это – гранит, известняк или бетон. А даже от того, какой азимут – север, северо-восток, юг… Азимут поворачивается – и поверхность работает совершенно по-другому. Многое зависит и от угла наклона. Все эти вещи нам известны, мы владеем информацией», - говорит Галина Миничева. – «Но должна быть система государственной ответственности: кто-то должен увидеть перспективу, пригласить специалистов, которые не только увидят последствия и рассчитают ущерб».

По словам Галины Григорьевны, подсчитать ущерб может любая группа. «Это выгодно – подсчитал, тебе заплатили за это. Это работа лаборанта», - объясняет Галина Григорьевна. – «Но в городе есть эксперты в нашем лице: мы можем минимизировать ущерб».

Проблема уже поднималась, и Институт принимал живое участие в поисках ее решения: ситуацию должен был оазрешить проект «Гидрострой», заказанный мэрией.

Средиземноморский сценарий с чисто одесским финалом

Волнорезы думали заменить на стандартный модуль, который очень широко используется на средиземноморском побережье. Однако без исследований все могло закончиться появлением новой пословицы: «что марсельцу хорошо, то одесситу смерть».

«У нас может быть совершенно другой эффект, - объяснила Галина Григорьевна. – Вы знаете, что такое три ложки сахара в чае, а что такое пятнадцать? Эффект зависит от концентрации».

Институт провел прогнозные расчеты – как с биологической точки зрения будет изменяться качество воды, как будет формироваться биобрастание на этих модулях.

«К сожалению, что-то там произошло, - вспоминает заместитель директора. – Сегодня дирекции нашего Института просто неудобно смотреть в глаза сотрудникам, потому что эти работы нам так и не оплатили. Но мы понимаем, что-то надо делать и делать на благо родного города…».

Беседовал Олег Середа

* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Инфографика



Загрузка...