Главная / Блоги

Хроника дня

Любовь есть!!! Есть, вопреки всем свинцовым мерзостям нашей жизни

Конечно, это тянет на роман, и я его напишу. После. Когда всё станет более–менее благополучно. Потому что пока только слезы льются, и букв не видно...

Ну и с романом надо поосторожнее — пролетит весь от начала да конца в голове со скоростью мысли. Даже последняя фраза уже будет поставлена. И фьють — ищи его потом в просторах Вселенной…

Но очень захотелось. Смертельно захотелось описать их — оказывается, на фоне всего темно–коричневого и черного пробивается жизнь. (Как трава сквозь асфальт…). И профессор Преображенский о её смысле продолжает размышлять. И о том, что разруха прежде в головах…

И здесь — тоже профессор, и лет ему немало, хорошо за семьдесят. И сто лет я его уже знаю. Детский врач — лучший в мире. И видела, как пеленал малыша — показывал как надо. Большими волосатыми руками, сильно и нежно. И создал центр — дело всей его жизни. И специалистов воспитал уникальных. Но мерзопакостные времена и мерзопакостные люди отобрали у него его детище — в очень дорогом месте, почти на берегу моря находился он. Это ж сколько можно здесь денег заработать на элитных многоэтажках!

Он попробовал бороться, мы с ним даже передачу сделали. Он, такой интеллигентный умница решился расставить все точки. Но ничего не вышло.

Одесса — она ж разная. Она ж не только из интеллигентов состоит. Не только из одесситов в шестых и седьмых коленах, которые каждый камень в городе знают. Не только из жителей дворов, где тополя, веранды, синенькие жарятся на всех кухнях (раньше на верандах жарились), где все друг друга знают и здороваются через каждые три шага. Даже одесские жлобки, привозные или новобазарские, или молдаванские — это жлобки с одесским языком и юмором. Не жлобы, нет. Жлобы набежали потом, это они построили на Дерибасовской торговый центр «Европа» — не прощу!!! Весь Военный спуск застроили стеклянными коробками, и теперь с Тёщиного моста плохо просматриваются одесские крыши — такие смешные и наивные в своей простоте и бедности… И весь Ланжерон и Отраду элитными домами. Чтоб они провалились, эти дома. А они и провалятся — на песке и катакомбах стоят…

В связи с этим вспомнились лихие 90-е. Наша маленькая телекомпания зарабатывала, снимая смешнючие «очерки» о богатеньких, которые хотели славы. Помню одного такого, разбогатевшего на делании полиэтиленовых кульков в цехах арендованного судоремонтного завода.

Так вот, он построил дом. У самого синего моря. Прямо на берегу. И кусок берега прихватил. Нифига у него не вышло — дом пустил трещины и стал сползать года через три. Так им и надо всем…

Но я отвлеклась. У моего профессора отобрали его центр, перенесли его чёрти куда, отобрали работу — старый уже. И поставили вместо него — основателя (!) — выскочку, чиновницу (как я ненавижу чиновников, они одинаковы во все времена), фифу, не желаю ей добра и здоровья! Профессор превозмог и сейчас принимает детей в крошечном кабинетике, к нему очереди, все ж его знают.

Но я ж о любви хочу написать, а залезла в такие дебри… Так вот. Я поняла, что любовь — это такая драгоценная редкость, на самом деле. И всё, что большинство из нас принимает за любовь, все эти страсти–мордасти, — взрыв гормонов и только. Проходит время, и всё это у-ле–ту-чи–вается. Уходит в небытие.

А любовь — это служение. Без всякого: а что я за это получу? (говоря современным языком, «а что я буду с этого иметь?»).

И вот представьте (хотя это невозможно) вашу старость и человека, который рядом. Хотите ли вы видеть его по утрам? Нравится ли вам разговаривать с ним по вечерам? По–прежнему ли вы любите держать его за руку, гуляя по улицам?

У профессора всё это есть. Они слишком поздно соединились, хотя любили друг друга всю жизнь. У каждого за плечами — своя долгая и тяжёлая история жизни. Но я помню, как посмеивались коллеги–обыватели за их спинами, комментируя ситуацию: как же, он взял её к себе секретарём–помощницей. А она — как хвостик за ним во всех его бедах и переездах. И заново ремонтирует ему очередной кабинетик, и украшает его детскими рисунками и цветами, и ведёт запись, и всё время при нём. Она даже не помощница, она — паж, и добровольно взвалила на свои плечи эту ношу.

Да, ему семьдесят пять. Ей лет на десять меньше. Но видели бы вы, как они смотрят друг на друга, как она варит ему супы и жарит пирожки! Как смотрит на него сияющими ярко–синими глазами. И рассказывает, рассказывает мне потихоньку, как он повёз в этом году её, никуда раньше не ездившую, по Средиземному морю. «Я должен показать тебе Босфор!!!». И показал.

Теперь её и его дети и внуки собираются вместе, и получилась большая и добрая семья. И к ним хочется приходить в гости или приезжать на крошечную дачку на Хаджибейском и вести долгие разговоры под звёздами…

А вообще я не только о том, что любовь есть, хотела написать. А ещё и о том, что она есть, вопреки всем тем свинцовым мерзостям, которые присутствуют сегодня в нашей жизни. И любовь. И дети. И звезды. Вот только мерзости очень мешают. И заставляют дрожать над каждым днём…

Наталья Симисинова, с любовью к героям, которых не называю, но они себя узнали

* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Салют в честь Дня Победы в Одессе

9 мая 2021 года празднование Дня Победы в Одессе завершилось салютом.

1


Загрузка...