Главная / Блоги

Хроника дня

О чём говорит и молчит Полясный?

Вячеслав Полясный выиграл конкурс на пост директора Одесского областного онкодиспансера, но пойдёт ли его победа на пользу учреждению и здравоохранению региона в целом?

В ходе комиссии, которая 10 июня посчитала экс-директора департамента здравоохранения Одесской ОГА Вячеслава Полясного достойнейшим из кандидатов на пост гендиректора облдиспансера, кандидаты представляли свои доклады о том, какие проблемы они видят в работе учреждения и какие предлагают пути их решения. Фактически это были программы, из которых члены комиссии должны были выбрать наиболее оптимальную. Доклад «победителя» изобиловал неточностями и подтасовками фактов, что не вызвало закономерных вопросов у членов комиссии. Давайте же зададим эти вопросы сами.

О чём говорит и молчит Полясный?

Но для начала — краткий экскурс в трудовую биографию человека, которого облсовет, основываясь на решении комиссии, назначает на должность гендиректора онкодиспансера. За предыдущие каденции на посту главы департамента здравоохранения Одесской ОГА Полясный стал известен чередой коррупционных скандалов: блокированием строительства хосписа, саботированием перезарядки аппарата лучевой терапии в онкодиспансере, передачей бюджетных средств, выделенных на экстренную помощь, частной одесской клинике. Инициированные им проекты отличались высокой стоимостью и низкой эффективностью. 

Наименьшую отдачу для пациентов при высоких финансовых вливаниях показали санаторий инвалидов ВОВ, реабилитационный центр для воинов АТО, центр телемедицины, а также новообразованный Областной диагностический центр,  снизивший выявляемость ранних форм рака. В результате представители десяти общественных организаций докладывали об упадке областного здравоохранения на заседании профильного комитета Верховной Рады. 

Несмотря на шлейф сомнительных управленческих решений, некоторые члены комиссии были очень лояльны к докладу Полясного, не замечая очевидных нестыковок в его речи. Так, Вячеслав Алексеевич утверждал, что статистика по области и по стране недостоверна, так как ниже среднеевропейской, хотя статистика 18 стран Европы говорит об обратном. Франция, Ирландия, Греция, Великобритания, Албания, Бельгия, Португалия, Германия, Исландия, Италия, Норвегия, Босния и Герцеговина, Австрия, Испания, Швеция, Швейцария, Финляндия и Беларусь имеют заболеваемость и смертность от рака ниже украинской. Информации по европейской заболеваемости в украинском канцер-реестре нет, однако Вячеслав Полясный в начале речи утверждал, что вся статистическая информация взята оттуда. 

Вопреки заявлениям Полясного о лидировании области в отрицательной статистике по Украине согласно последнему отчёту Национального канцер-реестра Одесская область не входит в пятёрку областей ни по запущенным случаям, ни по впервые посмертно выявленным случаям, ни по количеству проживших менее года после постановки диагноза пациентов, что, безусловно, является критерием эффективности онкологической службы. Это же подтверждено аттестационной комиссией МОЗ, присвоившей ОООД высшую аттестационную категорию, начислив 95,1 % возможных баллов.

Вячеслав Алексеевич заявил, что, по данным канцер-реестра, в Одесской области самый низкий процент выявления рака на профосмотрах. Однако в отчёте канцер-реестра указано, что низкий показатель выявления больных на профосмотрах в Волынской, Ивано-Франковской, Одесской и Черновицкой областях свидетельствует о том, что врачи общей больничной сети, в частности семейные, практически не вовлечены в мероприятия противораковой борьбы и не уделяют должного внимания раннему выявлению онкозаболеваний. Функции скрининга и ответственность за раннее выявление рака возложены на первичный и вторичный, а не третичный этап медицинской помощи, каковым является областной онкодиспансер.

Докладчик позволил себе некорректное сравнение местной онкологической помощи с соседними областями, поскольку Кропивницкий и Николаевский онкодиспансеры принимают в два раза меньше пациентов в год, а крупный Подольский РЦО — на 20 % меньше, чем ОООД. Вячеслав Полясный, ловко манипулируя статистикой, сместил ОООД в рейтинге учреждений, оказывающих онкологическую помощь, с 4-го места, подтверждённого дашбордом НСЗУ, на 24-е. 

Также докладчик проигнорировал высокую оперативную активность в ОООД. Приводя в пример Кропивницкий ООД, Полясный игнорирует то, что там на 3610 госпитализаций проводится 2668 операций, а хирургическая активность в отделениях хирургического профиля составляет  51,2 %. В Одесском ООД на 6535 госпитализаций проводится 5052 операций при  87,5 %  хирургической активности в хирургических отделениях.

Полясный запутался в названиях методов лечения, а также заявил,  что если пациенту не показана специализированная терапия (химиотерапия или облучение), то это либо непрофильный пациент, либо его неправильно лечат. Однако существует множество пациентов с новообразованиями, ведущим методом лечения которых является хирургический, и им вообще не показана специализированная терапия. Такая терапия не требуется при лечении предраковых заболеваний, доброкачественных опухолей, паллиативных хирургических вмешательствах. Кроме того, по договору с НСЗУ ОООД может оказывать стационарную хирургическую помощь населению в рамках соответствующего пакета. 

Кандидат упомянул о своём препятствовании перезарядке аппарата для лучевой терапии в ОООД, сообщив, что, будучи главой облздрава, посчитал 9 миллионов гривен слишком большой тратой средств. Однако перезаряженный излучатель только за год понадобился в терапии 3000 пациентов, за каждого из которых бюджет ОООД получил 30 000 гривень. Общий годовой доход от аппарата  составил 90 миллионов гривен — в 10 раз больше, чем стоила перезарядка. Полясный заметил, что вместо перезарядки нужно было купить линейный ускоритель, но план покупки он отменил, поскольку на реализацию проекта нужно 5 лет. Вячеслав Алексеевич умолчал, что эти 5 лет уже прошли и если бы он довел проект до конца, то в области был бы линейный ускоритель, а если бы пациенты, общественники и руководство ОООД не добились перезарядки старого излучателя, то сейчас у жителей Одесской области вообще не было бы доступа к лучевой терапии. Также кандидат сделал спорное заявление о том, что имеющийся в наличии излучатель подходит только паллиативным пациентам, что без труда опровергается назначениями клиницистов и внутренней статистикой ОООД. 

Полясный продемонстрировал также некомпетентность в поиске данных, назвав расходы ОООД неэффективными и произведёнными с нарушениями, при этом сообщив, что не видел утверждённого областным департаментом здравоохранения финплана. Такая же некомпетентность прозвучала в оценке доходности диспансера. Докладчик заявил, что доход в 300 млн грн, полученный за год Одесским областным онкологическим диспансером, не является критерием эффективности управления учреждением, хотя получение доходов от НСЗУ на развитие учреждения и есть цель реформирования коммунальных учреждений, которыми были больницы, в коммунальные неприбыльные предприятия. 

Кроме критики действующей команды ОООД, доклад  Вячеслава Алексеевича был сосредоточен на теме государственно-частного партнерства, попросту — на передаче бюджета диспансера частным клиникам вместо развития учреждения. При этом оказалось, что кандидат на пост директора ОООД не знает, что аутсорсинг лучевой терапии запрещён, что упомянутое министром МОЗ привлечение частных инвестиций, на которое он ссылается, рассматривается в рамках законопроекта о концессиях. Что прямо противоположно предложению Полясного отдать бюджетные средства частным клиникам за аутсорсинг.

План правительства, о котором говорил министр здравоохранения Степанов, на чьи слова ссылается Полясный, датирован 12 июня 2020 года. В нем государственно-частное партнерство рассматривается как «привлечение частных инвестиций». Министр здравоохранения Ляшко уточнил: «Относительно инвестиций в систему здравоохранения: я уверен, что нам необходимо увеличивать именно инвестиции, одним бюджетом мы не можем перекрыть и финансирование медицинской услуги, и материально-техническую базу. У меня готов законопроект о концессии в сфере здравоохранения как один из элементов дополнительных поступлений средств в бюджет, который должен перекрыть проблемы в финансировании системы». 

Концессия — это передача государственного имущества в долгосрочное платное пользование частному инвестору под инвестиционные обязательства. По сути, это способ привлечения частных инвестиций для государства, а не покупка государственным учреждением услуг у частной компании. Возможно, Полясный потому не считает доходность критерием эффективности, потому что его план государственно-частного партнерства предусматривает сделать диспансер убыточным, чтобы передать его в управление частным концессионерам целиком?  

В своём докладе Полясный не раз противоречил сам себе. С одной стороны, он сетовал, что диспансер перегружен и тут же выражал недовольство тем, что в частных клиниках Киева много одесских онкопациентов, которые, по его логике, выбирали не между частными клиниками Одессы и Киева, а между ОООД и клиникой Lisod. Кандидат был недоволен тем, что на счетах диспансера накоплены средства, однако тут же говорил о необходимости установки линейного излучателя и аппарата ПЭТ-КТ, высокая стоимость которых предусматривает накопление средств.

Также докладчик сообщил, что необходимо перенимать опыт Австралии. При этом он одобряет подход, при котором многие больницы города принимают на лечение онкопациентов, и утверждает, что онкологическую помощь должны оказывать медучреждения всех уровней и всех форм собственности. Однако австралийский опыт предусматривает оказание онкологической помощи только в узкоспециализированных учреждениях, которые не проводят скрининговых исследований, а занимаются лечением конкретной патологии самыми передовыми методами. В Австралии даже существуют клиники, занимающиеся опухолями конкретных органов, например, Центр рака молочной железы. 

Особого внимания заслуживает заявление Полясного о том, что из семейного врача на периферии можно за три месяца сделать онколога, чтобы он работал в интересах ОООД. Каким будет качество диагностики при таком обучении, он не уточнил. При этом Полясный считает, что диспансер должен взять на себя функцию скрининга рака, хотя скрининговые программы оплачиваются НСЗУ на этапе семейной медицины. В функции семейного врача и так входит осмотр на наличие видимых новообразований, пальпация лимфоузлов, направление на плановый онкоскрининг.  Каким методам диагностики планирует обучить Полясный семейных врачей при доступных на первичном этапе инструментах диагностики?  

Вячеслав Алексеевич упоминает о перегрузке ОООД. Если диспансер переполнен, как справиться с потоком пациентов, которых «в интересах диспансера» направили семейные врачи? Не будет ли гипердиагностики, если семейные врачи будут действовать не в интересах пациентов, а в интересах ОООД, и в чём эти интересы, по мнению Полясного, состоят? Среди 35 пакетов НСЗУ нет ни одного, который предусматривал бы «осмотр в интересах учреждения». За счет чего ОООД в таком случае получит доход? На эти вопросы кандидат Полясный не только не ответил, но он их даже себе не задавал. Кроме того, он планирует снова возродить Областной центр диагностики, деятельность которого в прошлую каденцию Полясного на посту главы облздрава привела к снижению выявляемости ранних форм рака.

Докладчик плохо понимает функции диспансера и не знает принципы организации онкологической помощи, изобретает кластеры, давно существующие в виде госпитальных округов,  а также утверждает, что онкологическую помощь в области нужно организовать по принципу равнозначных кластеров Кремниевой долины, хотя третичную высокоспециализированную помощь может оказывать только выполнившее требования НСЗУ учреждение. 

Полясный говорит о создании онкокластера до конца этого года, но плана его создания не имеет, считая, что сначала требуется решение ОГА и  партнерство с частными инвесторами. При этом он «пока не знает», что делать, но считает, что начинать надо со скрининга, а потом продолжать  установкой аппарата ПЭТ и циклотрона, хотя в докладе им четко было озвучено, что накапливать средства на счетах диспансера, а также стремиться к его доходности Вячеслав Алексеевич не планирует. Докладчик называет кластер «малой госпітальной радой». Для чего нужно дублировать существующий орган, что повлечёт за собой бюрократию, раздутые штаты и затягивание времени, Вячеслав Алексеевич объяснить не смог.

Упомянутый докладчиком «Проект Делойта» означает, видимо, проект компании «Делойт». Консалтинговая компания «Делойт» предоставляет услуги в сфере аудита, консультирования в сфере корпоративных финансов, управления рисками, налогообложения, а также сопутствующие услуги клиентам, осуществляющим свою деятельность в различных отраслях экономики. Услуги компании направлены на поддержку и предоставление комплексных интегрированных решений по экономической деятельности клиентов. Её последние проекты были направлены на адаптацию бизнеса к налоговой реформе. 

Также в годовом отчете компании указан волонтёрский проект. Какой именно проект имел ввиду Полясный и как он поможет развитию онкологического диспансера в Одесской области, неясно. Так же непонятно, зачем привлекать международную бизнес-консалтинговую корпорацию к деятельности учреждения, доходность которого сам Полясный не считает критерием эффективности управления? В то же время докладчик отмечает, что мелкие больницы должны кооперироваться с крупными или друг с другом, чтобы делить доходы. Как это применимо к высокоспециализированной онкологической помощи, докладчик объяснить не смог.

Структура предложенного кандидатом онкологического кластера неконкретна и размыта, однако докладчик неоднократно повторяет, что она очень популярна. Где конкретно популярна и насколько эффективна — это не уточняется, но сотрудничество с бизнесом озвучивается, как решение всех проблем областной онкологии. При этом Полясный обещает в кластере «инвестиционную поддержку для развития» приватным клиникам, а не онкодиспансеру.

Полясный полагает, что онкодиспансер в рамках новообразованного кластера должен будет разрабатывать протоколы диагностики и лечения, по которым будут работать все учреждения кластера. Разработка протокола — это наукоёмкий процесс, который не может быть передан в компетенцию диспансера. Протоколы онкологической помощи разрабатываются национальными или международными профессиональными сообществами (ассоциациями)  на основе метаанализа научных данных. Выполнение такого протокола можно осуществить только на третичном уровне. 

Для многих хирургических и лучевых процедур существует тесная связь между тем, сколько раз больница выполняла эту процедуру, и результатами для пациентов. Больницы, в которых проводится больше операций, обычно имеют более низкие показатели смертности и осложнений для своих пациентов. Система областного здравоохранения должна оценивать, где проводятся онкохирургические процедуры, какой их объем выполняет каждая больница, а также рассматривать возможность переноса операций из больниц с меньшим объемом хирургической помощи в больницы с большим объёмом. Международные эксперты института Джона Хопкинса отмечают, что хотя поездка в больницу подальше от дома может быть неудобной для пациента, семьи пациента и их близких, конечной целью выбора больницы является обеспечение самой квалифицированной и безопасной помощи пациентам, поэтому расстояние — это  компромисс, на который стоит пойти.

Кандидат Полясный некорректно сравнивает экстренную и онкологическую помощь, выполняя построение логических доводов на примере помощи при инсультах, которая принципиально отличается от онкологической. Также он упоминает как оплошность неиспользование компьютерных диагностических программ в скрининговом маммографическом обследовании 2018 года, хотя в 2018 году эти компьютерные программы были сугубо экспериментальными и их одобрили к применению только в конце 2020 года.

Докладчик также задается вопросом: «Что плохого, если специалисты Подольской районной больницы будут обследовать больного и готовить на онкодиспансер?» Необходимо отметить, что районные больницы вторичного этапа направляют пациента на третичный этап в результате рутинных методов обследования в рамках стандартных исследований. Для установления точного диагноза в онкологии часто требуются диагностические операции, пункции, высокоточное оборудование, в том числе лабораторное, опытные патологи, дорогостоящие реактивы. Всё это недоступно, нерентабельно и неэффективно на вторичном этапе в больнице с малым объемом операций.

Предложение использовать оборудование 13 опорных больниц для ранней диагностики, по сути, не несёт ничего нового, поскольку первичный и вторичный этапы медицинской помощи и так осуществляют плановый скрининг и предварительную диагностику опухолей.  Предложение о создании единого информационного пространства для всех больниц и диагностических центров области, чтобы «давать качественное заключение по диагностике», по функциям дублирует e-health, требует защиты персональных данных, длительного времени для разработки программного обеспечения, значительного финансирования и большого штата обслуживания. Для дистанционных консилиумов существуют другие средства коммуникации, которыми давно пользуются для передачи данных между специалистами разных больниц, городов и  стран.

Обсуждение телемедицины в разрезе связи между регионами для улучшения онкологической помощи в области несостоятельно по определению. Телемедицинская  онкология предполагает консультирование онкологов с коллегами ведущих национальных и международных клиник. Телемедицинский диагностический или терапевтический консилиум онкологов больниц третичного уровня с коллегами из больниц общего профиля с ограниченными инструментами диагностики — это дорого, неэффективно, неинформативно, опасно для пациента и занимает время специалистов. 

Общее впечатление от этого конкурса: собранная с нарушениями управляемая и некомпетентная комиссия обеспечила победу профессионально непригодного к этой должности кандидата, который не понимает нужд, задач и потребностей учреждения такого профиля и онкопациентов Одесской области. Доклад Полясного явно был скопирован с презентации кандидата на пост главы департамента здравоохранения, наполнен ложной информацией и не имеет отношения к организации современной онкологической помощи. 

Вячеслав Алексеевич начал самопрезентацию своего трудового пути со своей первой руководящей должности. Похоже, он из когорты управляемых руководителей, основной компетенцией которых является лояльность руководству, и совершенно не имеет понятия о практической медицинской деятельности и интересах пациентов. Проверку плана развития ОООД и выявление недостоверных данных, предоставленных кандидатом,  должен был провести секретарь комиссии А. П. Георгиев, однако этого сделано не было. По совпадению, Георгиев проголосовал за Полясного.

Предстоящая 18 июня сессия областного совета может обернуться настоящим скандалом, подрывающим репутацию главы ОГА и областного департамента здравоохранения. Многочисленные нарушения, лоббизм и фальсификации требуют самого пристального внимания и юридической оценки.

Инна Терзи

1
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Оркестр Хобарта Эрла проведёт «Рождественские встречи - Odessa Violin Fest»

10 декабря в 19:00 в Большом зале Одесской филармонии стартует цикл концертов «Рождественские встречи — Odessa Violin Fest». Три блестящих скрипача украсят фестивальную программу исполнением известных скрипичных концертов.

3


Загрузка...