Главная / Мысли вслух

 

Хроника дня

Въезд Иисуса в Иерусалим был благом для города, но для чего Райхельгауз стремится в Одессу?

Скромный московский режиссёр в шоке от одесского размаха.

Всю страну сегодня лихорадит от политического кризиса, а вот я, штатный театральный критик ТАЙМЕРА Мария Гудыма, обеспокоена очередным интервью Иосифа Райхельгауза – отбивает хлеб, того гляди на работу в ТАЙМЕР попросится.

Ничего личного: ссоримся мы с Иосифом Леонидовичем публично, миримся с глазу на глаз, и какая разница, что там и когда он сказал обо мне в эфире радио «Эхо Москвы», спасибо, как говорится, за пиар, мы давно друг на друга не в претензии, всё проговорено и выяснено с обеих сторон. Меня вот что беспокоит…  Московский театральный режиссёр всё активнее метит в одесские театральные критики. Но если раньше он ругал в своих интервью и блогах спектакли одесских театров, не утруждая себя просмотрами, то теперь стал в театры эти самые при случае захаживать. И знаете, таким строгим критиком себя проявляет, что мне, пардон за просторечие, не фиг делать.

Вот, например, побывал он в начале года в Одессе и выдал в очередном интервью такое: «Я прилетел вчера в Одессу и вечером пошёл смотреть спектакль. Не хочу никого ругать, даже не буду называть театр. Играл замечательный артист. Но артист не может играть сам по себе. Спектакль был вне драматургии, вне режиссуры, спектакль вне решения, вне сценографии – вообще, словом «спектакль» это нельзя назвать. Это стыд и катастрофа. Вы знаете, в Москве я бы был поражён такой реакцией зрителя. Сидело меньше половины зала и я был потрясён, что они не швыряют ничего на сцену – не знаю, помидоры там, яйца. Был поражён, что они все не выходят, что они все не топают ногами возмущённо. Они смиренно сидели. Знаете, есть такая повесть «Смиренное кладбище» – так вот у меня такое ощущение было, что это смиренное кладбище».

Слушайте, и после этого кому-то ещё не нравятся мои рецензии?! Конечно, на фоне таких экстремистских призывов они и вправду могут показаться скучными и пресными. Хорошо хоть взрывпакеты публике не советует использовать. А я-то, мягкотелая, считала, что достаточно аргументировано высказать конкретные замечания, обозначить, с чем в данном спектакле согласиться трудно, а то и невозможно. Нынче в моде экстремисты, куда уж мне за ними, в тургеневских кружевах…

Даже стало интересно – что за спектакль такой вызвал праведный гнев мэтра пока что режиссуры, а в недалёкой перспективе и критики? В каком из театров поставлен? Ничего же не понятно.

Хотя… «Играл замечательный артист»…. Судя по январской афише, на этой неделе шёл один спектакль с достойным артистом — это «Божьи дела» в Русском театре. Ну конечно! Затея Райхельгауза по перестройке ТЮЗа успеха не имела, а давний конфликт с дирекцией русской драмы по-прежнему актуален.

Что же это получается – народный артист Украины Олег Львович Школьник принимает участие в недостойном названия «спектакль» зрелищном мероприятии, а я уже наряду с другими критиками это самое мероприятие позорно расхвалила?! Растрогалась, разнюнилась, проглядела очевидное для опытного мастера сцены?! Увы мне, увы мне…

Читая между строк Иосифа Леонидовича, надо понимать, будто дирекция театра поручила постановку каким-то не тем людям и вообще взяла в работу чёрт знает какую пьесу.

Меж тем, автор пьесы, он же и постановщик «Божьих дел», известный советский, а ныне израильский драматург Семён Злотников давно и успешно сотрудничает… с самим Иосифом Райхельгаузом. И сам Иосиф Леонидович многократно ставил его драмы (например, «Пришёл мужчина к женщине» и «Уходил старик от старухи»), и год назад Злотников поставил на сцене руководимого Райхельгаузом московского театра «Школа современной пьесы» своё драматургическое произведение «Вальс одиноких».

Может быть, это с Райхельгаузом данный автор и постановщик нормально работает, а как в одесском театре – так сразу же «вне» профессиональных рамок? Странно, с чего бы это. Дирекция, что ли, в контракте так обязала? Дескать, как для нас, так, пожалуйста, как можно хуже сделайте спектакль?

И ещё – вот говорит Иосиф Леонидович о полупустом зале, а финансовый отчёт театра свидетельствует об обратном, согласно ему, зал был заполнен на 98 процентов, и это всё реально проданные билеты, а не какие-то там контрамарки.

Ну ладно, допустим, кто-то злоумышленный билеты скупил, деньги заплатил, только чтобы создать видимость хорошей продаваемости спектакля (я уже готова верить в любую чепуху, не может ведь лгать московский мэтр!). А что такое «меньше половины зала» в нашей русской драме? Попробуем подсчитать. Если в целом зале порядка 800 мест, то в половине – 400, меньше половины – уж во всяком случае, побольше 300.  По отчётам кассы театра 95% зала составляют 700 мест, а 98 — и того больше.

Для сравнения – в театре «Школа современной пьесы» насчитывается аж 340 мест, то есть, наши ползала больше, чем полный зал в родном здании Райхельгауза. Эвона как – скромный московский режиссёр поражён одесским размахом!

Раз уж мы вспомнили здание на Трубной площади, нельзя не упомянуть, что горело оно недавно синим пламенем из-за проводки неисправной, и это при таком чутком руководстве в театре была проводка пожароопасная, ну вот точно и здесь какой-нибудь одесский след наверняка тянется! Ведь в Одессе всё плохо, всё не так!

А будет «так», видимо, когда придёт на одесскую театральную территорию театральный же мессия Иосиф Райхельгауз. И вряд ли в роли критика. Может быть, для начала ему попробовать себя в роли худрука ТЮЗа на 3 556 гривен в месяц? Или он уже сватает себя на роль худрука в Русской драме? По крайней мере, в интервью тезис об отсутствии худрука повторяется не единожды, с навязчивостью, достойной лучшего применения.

Наш город постоянно порождает Бендеров, Хлестаковых и прочих «детей лейтенанта Шмидта». Но благо власть сначала заинтересовывается, а когда разбирается – нажимает на тормоза, когда догадывается, что бесплатный сыр только в мышеловке. Помнится, за реконструкцию ТЮЗа архитектором Нуньесом-Яновским, другом Райхельгауза, творческая команда возжелала неподъёмную для области сумму. Что же удивляться тому, что бывший губернатор Эдуард Матвийчук поостерёгся и даже очередную книжку на память из рук Райхельгауза взять? Он человек бывалый, знает жизнь... Я вот тоже шарахаюсь от подозрительных прохожих, которые суют мне в руки книги либо листовки. За этим же последует нечто неприятное…

Нет уж, пожалуйста, Иосиф Леонидович, но если уж Вы найдёте поддержку во властных коридорах, в частности, у упоминаемого Вами Николая Скорика, устраивайте Одесский театр на каком-нибудь свободном месте, в пустующем или даже заново выстроенном здании. Но не вместо ТЮЗа, которому надо серьёзно заниматься детскими спектаклями, не вместо русской драмы (она русская, понимаете, этим и ценна!) и сегодня там властвует народный артист России, лауреат Государственной премии России, лауреат премии имени К.С.Станиславского Л.Е.Хейфец и его школа. И на всякий случай – не вместо украинского театра, где весной состоятся очередные гастроли театра «Школа современной пьесы», надеюсь, в этот раз не убыточные. После прочтения моего скромного опуса не обязательно давать отповедь в эфире «Эхо Москвы», за пиаром я не гонюсь. Просто, как говорила моя бабушка, «имейте человечество»!

А что думаете вы, уважаемые читатели? Приглашаю к разговору всех любителей и профессионалов.

Нужен ли Одессе «одесский театр» при наличии в городе театров на любой вкус? И что это такое «одесский театр»?

Автор: Мария Гудыма

5 1
* Данный материал опубликован на правах блога. Он отражает субъективное мнение его автора, которое может не совпадать с позицией редакции.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...