Главная / Неформат

Хроника дня

Читаем одесситов в декабре: проза Лобусовой и стихи Потоцкого

Ретро нынче в моде.

Начало зимы приносит книжные новинки для поклонников одесских писателей. Мерилин Монро, Алистер Кроули, а также множество других образов мировой культуры возникают на страницах двух новых книг одесской писательницы Ирины Лобусовой.

Это ретророманы, выпущенные харьковским издательством «Фолио», один из них, «Праздник Святой Смерти», переносит читателя в 1941 год, и судьба врача Зинаиды Крестовской, как ни парадоксально, на протяжении так называемого «советского цикла» начинает складываться счастливо. Ибо для этой хрупкой, ранимой, но отважной и благородной женщины счастье — во взаимной любви, а любовь может расцвести и в эпоху бедствий, надвигающейся войны и жутких преступлений последователей культа Санта Муэрте (чего только ни случается в Одессе!).

«До рассвета она просидела на кухне, плотно закрыв за собой дверь и бесконечно куря папиросы. А когда закончился комендантский час, тихонько выскользнула из дома. Район был абсолютно пуст. Не было видно даже военных патрулей.

Зина быстро шла по просёлочной дороге. Она думала о той, кто просила богиню прийти в это лето на её землю и подарить Святую Смерть. Зина всё ускоряла шаг, и виделось ей только одно. Над разрушенным городом танцевала богиня. Над её уничтоженным, но непокорённым городом развевалось белое платье Смерти...»

Читаем одесситов в декабре: проза Лобусовой и стихи Потоцкого

Вторая книга, «Имя врага», переносит нас в 1966-й, и тут уже в центре событий оказывается фигура одесского оперуполномоченного Емельянова, распутывающего невероятные преступления на фоне вроде бы спокойного и стабильного времени. Но и тут, конечно, присутствуют яркие женские образы:

« — Меня пригласили на вечеринку! И это работа, понимаешь? Мне заплатят за то, что я покрасуюсь в хорошем нижнем белье!

— Римма! — ахнула Роза. — Ты что, совсем с ума сошла?

— Ой, не надо строить из себя ханжу! Ты же знаешь, что я актриса, и актриса характерная. Так вот. Группа богатой творческой богемы устраивает в катакомбах закрытую вечеринку а-ля мадам Монтеспан.

— Кто? — не поняла Роза.

— Ну, любовница французского короля Людовика XIV, мадам де Монтеспан. Она увлекалась чёрными мессами. И эта вечеринка будет в стиле чёрной мессы. Я буду изображать полуголую красотку, которая в нижнем белье возлежит на сатанинском алтаре… Сейчас за это не арестовывают. И в КГБ закрывают глаза на развлечения богатых извращенцев. Тем более, там будут и все важные партийные шишки, и деточки этих важных партийных бонз».

Ну, вы поняли: кто помнит 1966-й в Одессе, уже сообразил, что прожил его безумно скучно!

Хоть Роза с Риммой в этом цикле ретродетективов и не главные, Ирина Лобусова не считает, что романы про Емельянова «мужские». Она вообще не делит литературу по половой принадлежности героев или авторов: «Женских и мужских детективов не существует. Точно так же, как не существует в природе женских и мужских книг, сценариев, фильмов. Есть только две категории, на которые делятся детективы, сценарии, книги. Только две. ХОРОШИЕ и ПЛОХИЕ. Из каких дремучих времён пришло вот это — "женский", "мужской" детектив? Откуда это странное желание вечного обесценивания по признаку половых органов? Может, открою кому-то секрет, но в процессе написания книги половые органы автора не участвуют. Книги пишут мозгом и сердцем. Если не хватает чего-то одного, тогда и появляются "деления"... на что? Самое большое достижение писателя — когда его книги читают и мужчины, и женщины, и каждый человек находит в них что-то своё. Я счастлива, что могу похвастаться такой наградой. И да, в моём новом романе "Игра в саботаж" главной героини женщины не будет. Как и в "Имени врага", впрочем».

Читаем одесситов в декабре: проза Лобусовой и стихи Потоцкого

Семидесятилетие на днях отпраздновал одесский поэт Игорь Потоцкий. Издал Игорь Иосифович за эти годы более 30 книг для детей и взрослых.

Ещё одна книга «Между букв, между строк, между слов» вот-вот выйдет в свет, а в декабрьском номере альманаха «Дерибасовская — Ришельевская» будет опубликована подборка его стихов о еврейской родне, погибшей в Холокосте.

Мой дядя Наум собирал телевизоры и был хасидом.
Он радовался жизни и своим жёнам, трём сразу.
С двумя он развёлся, а третья его пилила,
говорила, что зря за него вышла замуж.
Она была тонкой и высокой, кричала как птица,
но потом целовала дядю Наума, просила прощенье,
говорила, что только его любит и точка.
Дядя Наум приходил к своей сестре Циле
по воскресеньям, они вишнёвую пили наливку
и вспоминали Балту. Им нравились воспоминания.
Дядя Наум был маленьким, но шустрым. Он носился
по Одессе, как солнечный зайчик. Чинил телевизоры
и радиоприёмники, а ещё утюги и настольные лампы.
Он читал Менделе-Сфорима. Всю жизнь только одну книгу.
И ходил к хасидскому ребе за утешеньем, а потом
навещал двух своих первых жён и вместе с ними плакал
над загубленной жизнью. И приносил подарки
своей жене и сестре — моей бабушке Циле.
На дни рождения дяди Наума собирались все родственники.
Три жены сидели рядышком. Все ели и пили.
И говорили, что хорошо жить в Одессе.
А потом тетя Роза уехала к кенгуру, дядя Леня в Нью-Йорк,
тетя Ида в Оттаву. И у меня почти никого не осталось в Одессе.

Зато у нас в Одессе есть Игорь Потоцкий, которого поздравляем с юбилеем! 

Читаем одесситов в декабре: проза Лобусовой и стихи Потоцкого

Долгими зимними вечерами читаем книжные новинки от земляков и радуемся продолжающейся жизни…



3
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...