Главная / Неформат

Хроника дня

«Как больше никогда, как больше ни к кому». Поэзия Одессы без Юрия Михайлика

Градообразующий фактор – наличие в городе поэта.

Грустные размышления навевает замечательная книга, сборник стихов Юрия Михайлика «Перемена времён». Изданная Всемирным клубом одесситов, книга эта удивительным образом ставит многое на свои места, отрезвляет, трогает до глубины души. К отъезду Юрия Михайлика в 1993 году Всемирный клуб одесситов выпустил его поэтический сборник «Плюс четырнадцать», эпиграфом к первому стихотворению которого стояли строчки Иосифа Бродского: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря», а к последнему – Александра Кушнера: «Времена не выбирают, в них живут и умирают...». В 2001 году клуб издал сборник Михайлика «Край моря», а теперь перед нами «Перемена времён», в которую вошли и новые, и давно знакомые стихи поэта, ранящие сердце как-то по-новому...

Назад, во времена, когда она, грассируя,

кричит тебе: привет распахивая дверь

и возникая в ней не то чтобы красивая –

сияющая вся, как некому теперь.

Там за её спиной слоистый дым нетающий,

лабораторный спирт, разбавленный на треть,

странноприимный дом, прибежище, пристанище,

как некуда потом, как некуда и впредь.

Там за её спиной пророчащих и спорящих,

хохочущих в дыму, в единственном дому,

слетевшихся на свет полуночное сборище,

как больше никогда, как больше ни к кому...

Стихотворение «Памяти Ксаны Добролюбской» – признание в неумении, нежелании мириться с потерями, утратой ТОЙ Одессы, которая немыслима без друзей юности, дорогих сердцу реалий, а сердцу поэта любая утрата стократно больней! Отсюда, вероятно, удивившее многих стремление эмигрировать и не возвращаться сюда даже ненадолго. Иные поэты-диссиденты наезжают в Одессу с завидной регулярностью с одной и той же старой песней под названием «Как мы не любили родину», но с Михайликом вышла совершенно другая история. Рассказывают, что уже в эмиграции дама из социальной службы, узнав, что перед ней поэт, тут же, не спрашивая больше ни о чём, написала в своём талмуде: «Согласен на любую работу». И смех и грех, как говорится. Но что-то в этом есть.

Из тех, кто помнил мой город, остался лишь я один.

А было людей в моём городе словно в банке сардин.

Теперь они где попало в раю и в чужом краю,

наверно, плавают в масле. И я чёрт-те где стою.

«Одесса дала миру многих и многих поэтов, – размышляет над книгой одесский литератор Александр Бирштейн. – Не станем о тех, кого нет на этой земле. Хотя... Почему бы и нет. Спросить бы, кто лучший. Кто-то скажет, что Эдуард Багрицкий, кому-то больше по душе Семён Кирсанов, кто-то покусится сделать одесским поэтом Алексея Цветкова. Можно вспомнить Маргариту Алигер, Веру Инбер, Владимира Нарбута, Анатолия Фиолетова, Ефима Ярошевского, Анатолия Гланца... Как по мне, лучшим поэтом, которого дала миру Одесса, давно стал Юрий Николаевич Михайлик...»

Эмигрировав в далёкую Австралию в начале девяностых и, соответственно, прекратив заниматься с молодыми талантами в своей поэтической студии, Юрий Николаевич, как теперь видится, Одессу обеднил. Молодёжь утратила высокий образец и ориентир, в какой-то момент уж показалось, что нет его – и всё разрешено, и можно издавать (за свой, правда, счёт, далёкий от гамбургского) любую рифмованную чепуху, участвовать и даже побеждать в сомнительного уровня конкурсах, претендуя на титул короля поэтов (самим то не смешно?). По принципу «всё лучшее – детям» особо стали изощряться откровенные версификаторы, сочиняя детские стихи с поистине жемчужной красоты строками: «А его схватил гепард – это страшный леопард», «На паркете лужица – это пёсик тужится». Прятать нужно от детей подобные книги, прятать, какими бы яркими рисунками они не были оформлены... Стоит ли уточнять, что Михайлик писал и пишет на том самом великом, могучем, правдивом и свободном русском языке, которым авторам подобных опусов ещё надо бы овладеть?!

Да, остались в городе жить и творить Илья Рейдерман, Игорь Потоцкий, Валерий Сухарев, активно заявляют о себе молодые, но место истинного короля поэтов Одессы пустует, коль изъята из нашей жизни такая фигура, как Юрий Михайлик. Наверное, присутствие поэта такого уровня является градообразующим фактором!

Он в стихах выказывал образованность не теперешнюю, когда достаточно сделать запрос в «Википедию», слыл авторитетом в первозданном значении этого слова, и вся Одесса прислушивалась к его стихам, опубликованным в газете «Вечерняя Одесса» в ответ на попытку одного и ныне процветающего архитектора (вот уж кого бы отправить в Австралию на вечное поселение!) выкорчевать каштаны на Приморском бульваре и заменить их другими, розовыми, дескать, эти банальны и слишком тесно посажены, что портит вид с моря, и так далее, и тому подобное. А Юрий Николаевич напомнил, что надо бы думать «не о том, как мы с моря выглядим, а о том, как на суше живём». Он протестовал стихами, одесситы своими телами заслоняли каштаны, и тогда победа оказалась за здравым смыслом, погибло лишь несколько деревьев, а зияющие у корней ямы засыпали.

Ну вот, спасённые тогда каштаны живы и поныне, от этой утраты судьба поэта уберегла. А с нами – новая книга Юрия Михайлика, которая доказывает, что от перемены времён многое меняется, но ценность истинной поэзии только возрастает.

Автор: Мария Гудыма

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...