Главная / Неформат

Хроника дня

Треш-рукоделие двадцать первого века: в Одессе художники показали, что они думают о правах

Можно всё, кроме того, что нельзя.

Музей современного искусства Одессы (Французский бульвар, 8) представил  арт-проект Елены Щёкиной «Право имею». Штатный борец за права художников и зрителей ТАЙМЕРА Мария Гудыма воспользовалась правом посетить вернисаж.

Скоро будем отмечать майские праздники, вспоминать о солидарности в борьбе за свои права —  не о том ли выставка? Но не будем забегать вперёд. Перед музейной дверью развернулась необычная экспозиция из больших панно, сделанных в технике аппликации из бисера, лоскутков, ленточек, ниток и даже сломанных игрушек. Сюжеты леденят душу: тут женщину тянут за волосы, там ребёнка запугивают, а вот негритята учатся стрелять из автомата... Шокирующий момент: с нарисованной девушки чьи-то недобрые чёрные руки стаскивают настоящие хлопковые трусики (реди-мейд, готовый предмет, впрочем, сегодня это не так шокирует, как в советское время портрет старушки с приклеенным платком работы Ильи Глазунова —  сколько было сломано копий на тему того, что платок следовало нарисовать!). А собственно в музее расположились куда более «цивильные» произведения. Как выяснилось, панно изготовлены студентами, будущими культурологами и искусствоведами.

Выставка стала частью работы Международной научной конференции «Художник и музей: пути взаимодействия», которую в эти дни проводила кафедра культурологии и искусствоведения гуманитарного факультета Одесского национального политехнического университета.

«Проект состоит из трёх блоков, - —  комментирует известная одесская художница и преподаватель кафедры культурологии и искусствоведения Елена Щёкина. —  Первый блок составляет видео-арт из коллекции Государственного центра современного искусства (Россия) —  здесь поднимается проблематика новой визуальности. Арт-объекты, живопись, фото, принты известных художников Ларисы Звездочётовой, Дмитрия Орешникова, Мирослава Кульчицкого, Вадима Бондеро, Дмитрия Дульфана и других авторов составляют второй блок. Во втором блоке объединены фото, живопись, объекты, принты известных авторов, что называется с именем, многие их которых уже успели войти в историю, как классики современного искусства. Все эти работы (от реди-мейда до традиционных живописных техник) объединяет инновационность художественного языка, с определённой долей цинизма.  Блок Light-Наив представляет непрофессиональных художников с  их трактовкой сверхматериальности. В обращении авторов к гендерной проблематике делается принципиальный акцент на технике исполнения, искусство понимается как осознанная  необходимость создавать Вещь. Парадоксальным является совмещение небрежности треша и тонкости рукоделия. Поднимаются очень серьёзные социальные проблемы: право на детство, дети и оружие, насилие в семье и другие, которые исполнены в технике «треш-рукоделие» на больших плоскостях. В проекте реализовано принципиальное совмещение различных уровней мастерства и техники искусства, актуализируются права художника, профессионала и любителя, его возможности в творчестве».

Что ж, художница-педагог и студенты тут, как говорится, в своём праве рассуждать (ибо мысль здесь первична) о правах детей и женщин при помощи наклеивания бисеринок и игрушек на панно. Как способ ярко, эпатажно заявить о проблеме, это годится. Но не случайно, видимо, студенческие работы не пронесли через порог музея, оставили в качестве прелюдии к основной экспозиции. Рано ещё студентам в этих стенах выставляться. Да и ни к чему. Пусть приходят сюда как культурологи да искусствоведы с интересной практикой создания вот таких панно.

Мирослав Кульчицкий. «Очередь за интересным»

«Цель проекта – осмысление прав художника, зрителя, искусства в двадцать первом веке, —  продолжает Елена Щёкина. —  В силу возникновения и утверждения новых арт-практик, их задач, роли и значения, тема права в искусстве сегодня балансирует между свободой и ангажированностью - социальной, политической и коммерческой. Право в объективном смысле —  это система социальных норм, не только установленных силой принуждения, но и вытекающих из самой природы человеческого разума. В субъективном смысле —  вид и мера возможного поведения человека. То есть право можно рассматривать с одной стороны как возможность и предел возможности. Эта альтернатива – «можно всё, кроме того, что нельзя» и «нельзя ничего, кроме того, что можно» придает проекту остроту и актуальность. Понятие права сегодня меняет горизонты и темы искусства...».

Осуществив своё право похихикать над треш-рукоделием, отправляюсь рассматривать работы признанных мастеров. Каюсь, осталась я равнодушной к видео-арту из коллекции Государственного центра современного искусства (по большому счёту, я вообще равнодушна к видео-арту, и право на то имею). Хоть это и знаковые  произведения группы «Провмыза» (Сергей Проворов, Галина Мызникова —  лауреаты премии «Иннновация-2012» в номинации «Произведение визуального искусства» (Россия),  Даниэлы Перего (Италия), объединения «Вверх» (Россия). Выискивать смыслы в мелькании картинок на мониторах —  тоже занятие, но право уделить ему время и силы с удовольствием уступаю другим зрителям.

А вот к объектам, живописи и фото я отнеслась с большей теплотой.  Вот, например, грустная картина Ларисы Звездочётовой «Бабушка Нора» из серии «На берегу» —  есть вроде бы у таких бабушек право на обеспеченную старость, но все мы знаем, как оно обеспечивается... О праве дышать чистым воздухом, видимо, взывает объект Игоря Гусева «Безопасный вдох, опасный выдох» в виде респиратора. Фото «Очередь за интересным» Мирослава  Кульчицкого — осуществить своё право знать, что происходит за окном известного в Одессе ресторана, пытаются и скульптуры, и прохожие. Зато, говорят, в этот ресторан не удалось прорваться знаменитой телеведущей, чтобы осуществить ревизию кухонных помещений —  и это правильно, на кухню посторонних допускать нельзя, право на это только у санстанции! Уж не знаю, какие права могут быть у такого существа, как объект «Настрашка» Степана Рябченко, но в какой-то момент мне захотелось погладить выступающие деревянные детали произведения. Однако права такого у меня точно нет —  прикасаться к произведениям искусства в музейных залах. А право видеть Снегурочку на кровавом снегу с лисьей головой в одной руке и хвостом в другой у Дмитрия Дульфана, конечно, есть, ибо он художник, как увидел, так и написал.

Работа Дмитрия Дульфана


«Настрашка» Степана Рябченко

А право посмотреть на всё это собственными глазами одесситы могут осуществить до 14 мая.

Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

15
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...