Главная / Неформат

Хроника дня

«Записки на салфетках», фантазии о Трусове и венки сонетов: книги для весеннего чтения от одесских писателей

Но только после локдауна.

Увы, правила «красной зоны» парализуют работу книжных магазинов и библиотек, так что пока будем читать доступное, а на заметку возьмём информацию о новинках от одесситов. Есть и поэзия, и проза.

Скорбный счёт утрат пополнило имя Ефима Ярошевского, одесского писателя, давно проживавшего в Европе. Его новую книгу можно читать как с одной стороны, так и с другой.

«Вот уже из Киева, из издательства "Радуга" пришла книга Ефима Ярошевского, — рассказывает о новом издании вице-президент Всемирного клуба одесситов Евгений Голубовский. — Книгу можно читать с одной стороны, и тогда это "Провинциальный роман-с", написанный в 1972-76 годах. А можно книгу перевернуть, и тогда откроется, что это "Собрание сочинений", а ещё точнее — "Записки на салфетках".

«Записки на салфетках», фантазии о Трусове и венки сонетов: книги для весеннего чтения от одесских писателей

Обе книги, как шампуром, проткнули литературные ассоциации. Это когда-то, сто лет назад, Михаил Булгаков написал "Записки на манжетах". Времена были другие, рубашки другие, с накрахмаленными манжетами, а нынешнему литератору остаётся украдкой записывать свои радости и скорби на ресторанных салфетках. Признаюсь, это я виноват: уговорил Ефима Яковлевича объединить в один том книги, разделённые полувеком. Потому что писатель всю жизнь, действительно, писал одну исповедальную книгу. Её подлинный сюжет — его собственная жизнь во многих отражениях, в зеркалах Игоря Павлова, Валика Хруща, Шуры Рихтера, Толи Гланца, Миши Черешни…

Это книга об Одессе, но не о городе Де Рибаса и Ришелье, Костанди и Ойстраха, это лирическая, ностальгическая, любовная картина Одессы андеграундных поэтов и художников, людей, которым время нередко не давало стать на ноги... Многие из них уехали, как и сам автор, но не мыслят — во снах, в воспоминаниях — себя вне своего города у моря.

Признаюсь, что и в первой и во второй книге где-то мелькаю и я. Это среда, в которую был вписан самой жизнью, верой в их творческий потенциал.

Ефим Яковлевич Ярошевский тогда преподавал русскую литературу в вечерней школе. И его цитаты из Пушкина или Маяковского, из Гейне или Бабеля — это не подобранные тексты для книжки, это его способ говорить, мыслить, выражать свои чувства.

Литературность — не приём, а состояние души. Конечно же, он много читал. Это современному читателю кажется новаторством, что Катаев назвал в своей книге Юрия Олешу "Ключиком", а Багрицкого — "Птицеловом". Ефим Яковлевич читал замечательный роман Ольги Форш "Сумасшедший корабль", где все герои существовали под псевдонимами за полвека до Катаева.

И когда у Ярошевского вы встречаете "старушек Чебукиани" вместо реальных старушек Цомакион, когда под десятком кличек появляется Игорь Иванович Павлов — это свидетельство включённости в великую русскую литературу. В "Провинциальном роман-се" ещё есть попытка строить сюжет, хоть очень пунктирная. Не сюжет держит читателя, а наблюдения, метафоры поэта и его же интонация. Ощущение, что попал в тайное тайных автора, который лично с тобой делится восприятием жизни, погружает тебя в дно Одессы, где ты сам, без проводника, заблудился бы.

Написал книгу Ярошевский о себе, а оказалось — самый точный, в чём-то беспощадный, портрет поколения одесских битников, "певчих дроздов".

"Записки на салфетках" возникали как фрагменты автобиографии. Здесь и отец, не прекращающий бриться, хоть объявлена воздушная тревога, и мама, бабушка, увозящие Фиму на нефтеналивном танкере, и Мариуполь, и Ташкент… Но всё равно повествование вновь и вновь сворачивает в Одессу. Появляются новые герои, вот Алла Марголина (Алиса Марго), вот вечные герои размышлений Ярошевского — Даня Шац, Лёня Гильбурд, Галя Маркелова, Эдик Савлов (в реальности — Эдик Павлов), Юрочка Новиков.…

Вы, конечно, читали "Ни дня без строчки" Юрия Олеши. Но Ефима Ярошевского эта книга убедила, что "чем случайней, тем вернее слагаются стихи навзрыд". И свои фрагменты, а это, по сути, стихи в прозе, он складывает не в хронологии, а как бы в рифму. Действительно, это "Собрание сочинений", это книга поэта и прозаика, но прежде всего поэта.

Как обещал главный редактор "Радуги" Юрий Ковальский, изданные книги придут во Всемирный клуб одесситов».

Небольшим тиражом вышла ещё одна книга, сочетающая давно написанное произведение с новым. Это объединённые под одной обложкой роман Юрия Трусова «Падение Хаджибея» и поэма Игоря Потоцкого «Фантазии о Юрии Трусове». Игорь Потоцкий в своё время занимался в литературной студии Юрия Трусова и попросил у внучки писателя Елены Кузнецовой пятую книгу исторической эпопеи «Золотые эполеты» в обмен на сочинение поэмы. Торг состоялся!

«Записки на салфетках», фантазии о Трусове и венки сонетов: книги для весеннего чтения от одесских писателей

В Харькове коллекционным тиражом в сотню экземпляров вышел поэтический сборник Ирины Денисовой, известной одесской поэтессы, журналистки и педагога. Под одной обложкой книги «13-е. Пятница. Дорога» собраны не только три венка сонетов, но и отдельные стихотворения, отражающие мысли автора о связи нашей компьютеризированной эпохи с прошлым:

Куда-то делась опция «мы вместе».
А «лайк» и «супер» мысль не отразят…
Давным-давно неграмотные крестик
Так ставили. И вот — возврат назад.

Три сотни — под татарами, полтыщи —
Феодализма в веке крепостном.
Октябрь образование дал нищим,
За счёт чего-то, правда. Но потом…

Потом — подъём к немыслимым высотам,
Потом опять — «догнать и перегнать»,
Победа, космос, стройки и забота
Всех обо всех, что юным не понять…

«Записки на салфетках», фантазии о Трусове и венки сонетов: книги для весеннего чтения от одесских писателей

Локдауны рано или поздно заканчиваются, а новые книги попадают в руки читателей, будем же терпеливы.



Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

3
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Инфографика



Загрузка...