Главная / Статьи

Хроника дня

70-летию обороны Одессы посвящается: Броня крепка… Танки под Одессой: Мифы и реальность


«Мой первый выстрел из пушки – сигнал всем командирам машин. Мы бьём, не выходя из посадки. Немецкие танки соблазнительно выползают на высотку. Я перевожу пушку с одного танка на другой и, не изменяя прицела, стреляю с упреждением на одну нитку. В машине становится душно от горелого пороха, не помогают и открытые люки. Немцы замечают нас, отползают назад, останавливаются, и бьют по нашим вспышкам. Над башней беспрерывный свист. Удары разрывов сотрясают машину, в люк сыплется земля. Листья сломанных деревьев и густой дым прячут от меня противника.
Командир танка, стоящего рядом, старшина Филоненко, кричит мне:
- Товарищ командир, нас насквозь прошило снарядом, под рычагами, черт бы его побрал!
- Меняй огневую! – кричу ему в ответ и командую своему механику: — вперёд, прячься за насыпь».
Так Герой Советского Союза Григорий Пэнэжко описывал первый бой, который дали советские танки в начале героической обороны Одессы. Он состоялся 7 августа в районе станции Мигаево.
На постаменте в Серединском сквере стоит танк «НИ» — памятник трудовому и боевому подвигу одесситов в период обороны города. Танк легендарный и в прямом, и в переносном смыслах.
Всем известно, что к 5 августа, которое считается днём начала обороны Одессы, противник обладал шестикратным превосходством в личном составе и пятикратным в артиллерии. Кроме того, как указывается во всех книгах по истории обороны города, если противник имел более 100 танков, то в распоряжении защитников не было «ни одного технически исправного танка».
Но как-то плавно понятие «ни одного технически исправного» стало отдельными исследователями трактоваться просто как «ни одного». Именно полным отсутствием танков объяснялось создание танков «НИ». Название которых расшифровывается как «на испуг».
Причём в других книгах, очевидно из соображений политкорректности того времени (Румыния входила в лагерь социалистических стран), говорилось о подбитых под Одессой немецких (в лучшем случае «фашистских») танках.
Естественно, что нашлись желающие опровергнуть эту версию. В 2006 году в Одессе вышла книга Александра Черкасова «Оборона Одессы: страницы правды», которая, впрочем, сразу же стала предметом критики со стороны профессиональных историков и вообще людей мало-мальски знакомых с историей обороны города. И прежде всего, потому что там с претензией на сенсацию содержались данные, мягко говоря, не соответствующие истине.
Это касалось и использования танков под Одессой. На основании неизвестно откуда взятых данных, г-н Черкасов утверждал, что уже к 5 августа под Одессой воевало ни много ни мало, а 50 советских танков. Столь же парадоксальные данные приводятся и по румынской армии.
Чего стоит только утверждение: «При работе с архивными документами я (то бишь, г-н Черкасов) выяснил, что на 22 июня 1941 года во всей румынской армии на вооружении находилось 60 танков, которые и были сведены в танковую бригаду. Других танков у Румынии не было». Причём автор этого опуса утверждал, что у Румынии на вооружении были только тихоходные и слабовооружённые танки времен Первой Мировой войны «Рено FT-17».
Получается, что между румынскими и советскими частями существовал чуть ли не паритет в танках. Неизвестно, какие архивные документы исследовал означенный автор, если в той же Румынии несколькими годами ранее были изданы специальные исследования, посвящённые румынской армии, в том числе и её танковым частям.
Итак, что же собой представляли румынские танковые силы к началу обороны Одессы. К моменту вступления в войну с СССР румынская армия располагала двумя танковыми полками и танковыми разведывательными эскадронами, находившимся в составе кавалерийских дивизий. Материальная часть включала 35 танкеток «R-1» и 126 лёгких танков «R-2» («LT-35»), закупленных в Чехословакии (до оккупации этой страны Германией), 75 французских «R-35» (41 закуплен во Франции, 31 – бывшее польские, (интернированные в 1939 г.), и 60 — 75 — старых «Рено FT-17».
Всего румынская армия имела 480 бронированных транспортных средств. В это число входили и транспортёры «Малакса», как закупленные во Франции, так и собранные по лицензии на местных заводах. Единственным танком румынской армии, отвечавшим условиям современного боя, был «R-22 (относился к тому же классу боевых машин, что и советский танк «Т-26»). 1-й танковый полк был вооружён «R-2» («Skoda LT 35»). 2-й танковый полк был вооружен «R-35» («Renault» -лёгкий танк сопровождения, тихоходный, но имевший приличное бронирование). И тот и другой были вооружены 37-мм пушкой.
Учебный танковый батальон, находившийся в период боёв под Одессой в Румынии, где нёс охрану нефтяных месторождений в городе Плоешть, действительно имел на вооружении танки времен Первой Мировой – «Renault FT 17».
В организации 1-й румынской броневой дивизии активное участие приняли немецкие военные специалисты. Однако, проблем избежать не удалось. Стоявшие на вооружении дивизии французские и чешские танки различались по своим боевым качествам и предназначению настолько, что 2-й танковый полк пришлось придать 4-й армии.
Фактически, в составе броневой дивизии остался только 1-й танковый полк. Наверное именно поэтому в советской литературе дивизия именуется моторизованной бригадой.
В отличие от немецкой, румынская армия не имела опыта использования танковых подразделений. Тем не менее, 1-я броневая дивизия в июле 1941 г. успешно «дебютировала» в ходе операции «Мюнхен» в Молдове. В частности, она себя проявила во время захвата Кишинёва 16 июля и одной из первых форсировала Днестр.
8 августа части 1-й броневой дивизии совместно с 1-й румынской кавалерийской дивизией заняли Катаржино (ныне Червонознаменка Ивановского района). Но уже вскоре румынские танкисты понесли серьёзные потери, чему в немалой степени способствовала их неподготовленность к ведению современной войны. Имея на одесском направлении более 100 танков, румынские войска использовали их преимущественно небольшими группами. Не было должным образом отлажено взаимодействие между танками и пехотой, что вело к тому, что танки часто оставались без прикрытия.
Первый же опыт массового использования танков на узком участке фронта, в битве при Карпово, привёл к катастрофе, после которой остатки 1-й броневой дивизии были отведены в резерв 4-й армии, а 21 августа 46 повреждённых танков (подбитых и поломанных) были отправлены в Кишинёв.
Оставшиеся 20 танков в составе 1-го румынского армейского корпуса принимали участие в захвате Фрейденталя, а затем из них была сформирована сводная группа (впоследствии переименована в 1-ю штурмовую группу) под командованием подполковника Иона Эфтимиу. Продолжал воевать под Одессой и 2-й броневой полк (состоящий из танков «R-35»), находившийся в непосредственном подчинении командования 4-й румынской армии.
А какими танковыми силами располагала Приморская армия? Уже 6 августа, согласно мемуарам Георгия Пэнэжко, в распоряжении армии было уже шесть танков, которые и были отправлены под Мигаево, а затем с боями за несколько дней прошли чуть ли не по всему правому флангу обороны, периодически принимая участие в боях.
По инициативе Пенежко в ходе ремонта машин их броневая защита лобовой части и бортов корпуса была усилена экранами из 30-мм корабельной стали, которая имелась на заводе им.Марти, что позволяло противостоять огню румынских батальонных орудий.
11 августа четыре имевшихся в наличии советских танка были переброшены в район Карпово, где приняли участие в контратаке, после чего они были направлены в район села Мангейм, где создалась сложная обстановка. Небольшой отряд советских танков выполнял роль маневренного резерва, свого рода «пожарной команды», которая появлялась на угрожающих участках фронта и помогала сдерживать атаки противника.
Это создавало у румынского командования иллюзию о многочисленности танковых сил Приморской армии. Как правило, там, где советские войска применяли 4-6 танков, по румынским данным, появлялось 8-10.
Конечно, несколько машин не могли компенсировать нехватку танков, и длительное время на стороне румын оставалось огромное преимущество. Уже в первые дни, в качестве заменителей танков, советское командование было вынуждено применять полубронированные артиллерийские тягачи «Комсомолец».
Танки применялись в боях под Кагарлыком и Беляевкой. Несмотря на малочисленность, они нередко достигали успеха, чему способствовала слабая оснащённость румынской пехоты противотанковыми орудиями. Сыграл свою роль и психологический фактор.
Основную массу румынской 4-й армии составляли слабо обученные резервисты. Простой румынский крестьянин, одетый в военную форму, не только слабо понимал, что он делает на чужой земле, но и был плохо подготовлен к встрече с бронированными машинами. В итоге появление нескольких танков вызывало панику среди румынских солдат. Отсюда и успех танков «На испуг».
Участвуя в боях, танки несли потери. Уже ко второй половине августа были безвозвратно потеряны 6 машин: 3 машины утонули в озере под Яссками, когда во время ночной атаки советские танкисты увлеклись преследованием противника, 3 машины под Кагарлыком (в этом бою командир танкового взвода не руководил своим подразделением, в результате танки, действовавшие каждый в одиночку, были подбиты).
Потери восполнялись за счет ремонта. Один из эшелонов с подбитой техникой был захвачен в результате налёта на станцию Карпово, в котором приняли участие бронепоезд №21 «Черноморец» и танковый взвод политрука Ивана Кривули. К 15 августа в Приморской армии было уже 10 исправных танков, и еще 10 готовились к выходу из ремонта. Всего за период обороны города было отремонтировано и поставлено в строй 42 танка (в это число входили и танки, поступавшие в ремонт по нескольку раз).
Нехватку боевых танков попытались компенсировать за счёт постройки бронетракторов. К слову, создание таких эрзац-танков, не было собственно одесским изобретением. Аналогичные машины производились и в Харькове и в Ленинграде, однако в Одессе они производились наиболее массово и более активно применялись в боевых действиях.
Работы по постройке бронетракторов начались в середине августа 1941 года. Проект танка разработали главный инженер завода им. Январского восстания П. К. Романов, А. И. Обедников и капитан У. Г. Коган. Танки покрывались бронёй из судостроительной стали толщиной 14-20 мм, на броневиках броня доходила до 25 мм. Между бронёй и внутренней обшивкой прокладывались деревянные брусья.
Вооружались машины лёгкими пушками или пулемётами во вращающихся башнях, причём использовались как башни от подбитых танков, так и самодельные конструкции.
Как правило, вооружение танка составляли два 7,62-мм пулемета ДТ. Первые две машины, построенные на базе транспортных тракторов «СТЗ-5», были готовы 20 августа. Их бронировку выполнил завод им. Октябрьской революции. Для ускорения постройки для этих бронетракторов использовали башни с разбитых танков «Т-26» выпуска 1931 года. Вооружение машин состояло из двух пулемётов. Бывший секретарь ленинского райкома партии Н.Г. Луценко, курировавший эти работы, вспоминал о первом построенном бронетракторе.
«20 августа первый готовый танк тросом вытянули из цеха во двор. Здесь уже были рабочие, инженеры, директор завода, военные, моряки. Один из рабочих подошел к боевой машине и мелом написал: «СМЕРТЬ ФАШИЗМУ». С 20 августа по 15 октября изготовили 55 танков, переоборудовав их из тракторов «СТ3-5», — воспоминает Н.Г. Луценко.
Слабо вооружённые и малоподвижные, они, тем не менее, успешно применялись в боях. Танкисты приняли участие в отражении двух румынских генеральных наступлений — 28 августа и 12 сентября, поддерживая контратаки пехотных частей. По румынским данным, только в первый день боёв 28 августа было якобы подбито 5 советских танков.
К 3 сентября 1941 г. количество отремонтированных танков позволило командованию Приморской армии сформировать танковый батальон, которым командовал старший лейтенант Николай Юдин. Первая рота была укомплектована 10 танками «БТ-72, вторая — «БТ-5», а третья — бронированными тракторами.
Вместе с 157-й стрелковой дивизией в Одессу прибыло и танковое пополнение – два десятка танкеток и 5 танков «БТ-2» и «БТ-5». Согласно «Отчету о работе отдела автобронетанковых войск в период обороны Одессы с 1 августа по 15 октября 1941г.», составленный начальником АБТВ Одесского оборонительного района подполковником Максимовым, на 1 октября 1941г. в составе Приморской армии имелось 31 бронеавтомобиль (из них — 13 пушечных бронемашин «БА-10»), 13 «БТ2, 4 «Т-26», 9 «ХТ» (химических танков, так тогда именовались огнеметные танки) и 1 «Т-37».
Танки сыграли важную роль в обеспечении двух важнейших контрнаступательных операций на завершающем этапе обороны Одессы, в частности, в знаменитой Григорьевской операции 22 сентября. Николай Крылов вспоминал о первых часах наступления: «Первые доклады с наблюдательных пунктов были короткими и откровенно восторженными: «Пошли!.. Двинулись!.. Танки вырываются вперед...» (С танками наступала только 157-я дивизия. 421-ю не могли обеспечить даже одесскими «НИ» — они помогали отражать вражеские атаки на других направлениях.)».
Рота танков действовала совместно с 716-м полком, наступавшим между Куяльницким лиманом и железной дорогой на Гильдендорф (Новосёловка), а танковый взвод- с 633-м полком к совхозу Ильичёвка. Атака танков во многом способствовала успеху наступления советских войск, сумевших отбросить румынские войска на 5-8 километров от Одессы.
Сыграли советские танки решающую роль и в последнем контрнаступлении советских войск 2 октября. Основной удар наносился в направлении Ленинталя. Под прикрытием артподготовки танки были подтянуты к самым окопам противника, что обеспечило внезапность их появления. Армейский танковый батальон в составе 35 (39 – по другим данным) машин под командованием старшего лейтенанта Николая Юдина вырвался вперед и смог прорваться в Ленинталь.
При виде советских танков, часть из которых были бронированные тракторы «НИ», румынский 8-й пулеметный батальон отступил и увлёк за собой 36-й пулемётный батальон и 1-й батальон 5-го пограничного полка (части левого фланга пограничной дивизии). Танкисты ворвались в Ленинталь, вглубь обороны противника, и вывезли в расположение своих войск 24 орудия, много пулемётов и миномётов. Несколько советских танков смогли прорваться через вражеские артиллерийские позиции, на 4 км вглубь фронта.
Румынские артиллеристы, оставшиеся без прикрытия пехоты, самостоятельно вступили в бой с советскими танками и пехотой. Используя гранаты и бутылки с зажигательной смесью, а также прямой наводкой, они сумели уничтожить 12 советских танков. Это стало возможным после того как румынские истребители отсекли пехоту и оставили советские танки без прикрытия. Впрочем, советские источники говорят о потере всего лишь двух машин, которые оторвались от боевого порядка батальона во время преследования противника.
И ещё один важный источник. В итоговой записке, подготовленной разведуправлением 4-й румынской армии вскоре после оставления Одессы, отмечается: «Как во время боевых действий в Бессарабии, так и во время боевых действий в Транснистрии, советские войска использовали боевые машины (по-румынски care de lupta), в основном небольшими подразделениями, до батальона, максимум (20-30 машин). Единственный случай массированного применения бронеавтомобилей отмечен во время контратаки на румынские части 157-й и 25-й дивизий в районе н.п. Дальник 2 и 3 октября, когда было задействовано 42 бронированных машины на фронте до 4-х километров. Во время остальных контратак противник применял небольшие группы боевых машин 3-5, 8-16 единиц. Контратаки боевых машин, как правило, отбивались нашей пехотой при помощи противотанкового вооружения. В большинстве случаев, контратакующие группы боевых машин рассеивались огнём нашей артиллерии. При ведении огня прямой наводкой было подбито большое количество вражеских боевых машин.
В основном, советские войска использовали боевые машины не как средство прорыва нашего фронта, а как средство поддержки действий стрелковых частей. Причём, вес бронированных машин не превышал 20 тонн.
На Одесском фронте отмечены случаи использования советскими войсками блиндированных тракторов, вооружённых пулеметами и огнемётами. Блиндирование тракторов проводилось на Одесских заводах».
Как видим, данные о применении танков, как и об их потерях с обеих сторон весьма противоречивые. Если верить советским источникам, то только летчики авиации Черноморского флота уничтожили под Одессой 168 танков противника. Если ещё добавить цифру в 55 танков, подбитых наземными частями, то, в общей сложности, получается, что советские войска уничтожили под Одессой все румынские боевые машины.
Сами румыны оценивают свои потери в 19 танков (эта цифра фигурирует в современных румынских книгах о битве под Одессой), что, честно говоря, также вызывает вопросы.
Правда, существует известная разница между понятием «подбитый танк» и «уничтоженный» (т.е. не подлежащий восстановлению), но, скорее всего, как это нередко бывает, мы имеем дело с завышением потерь противника и с уменьшением своих. Не исключено, что в число этих подбитых или уничтоженных машин советские источники вносят и транспортёры «Малакса» (использовались для буксировки противотанковых орудий, в каждой пехотной дивизии было 12 единиц и ещё порядка 40 – в составе броневой дивизии), которые использовались в качестве тягачей и не относились румынами к категории «боевых машин».
Говоря о потерях советских танков, приходится руководствоваться как румынскими источниками, так и мемуарами Г.Пэнэжко. В целом, советские безвозвратные потери можно оценить в 10-15 танков.
Из Одессы были эвакуированы 14 танков и 16 бронемашин. Бронетрактора «НИ» были оставлены в городе, некоторые из них использовались румынами в качестве учебных машин.
Несмотря на свою малочисленность, советские танкисты внесли существенный вклад в оборону Одессы. На их долю выпал нелегкая задача – при очевидном превосходстве противника закрывать наиболее опасные участки фронта, поддерживать пехоту во время контратак и наступлений.
Несколько десятков танков под Одессой сделали то, что в те времена было порой не под силу более крупным советским танковым подразделениям. Вспомним имена Николая Юдина, Георгия Пэнэжко, Ивана Кривули и десятков других известных и безымянных героев-танкистов, защищавших Одессу, инженеров и рабочих, самоотверженно трудившихся на заводах и вводивших танки в строй.

Артём Филипенко

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Салют в честь Дня Победы в Одессе

9 мая 2021 года празднование Дня Победы в Одессе завершилось салютом.

1


Загрузка...