Главная / Статьи

Хроника дня

Чисто английские убийства

А и весело житие студента в Средневековье! Или, во всяком случае, пьяно. Вспомнить об этом вполне уместно именно в феврале, на 18-е число которого приходится Международный день вина.

Тем более что незадолго до того, 10 февраля 2021 года, в старой доброй Англии могли бы отметить весьма зловещую дату — 666-летие (!) одного прискорбного, но неординарного события, тесно связанного и с вином, и со студентами. Итак, представьте: Оксфорд, 1355 год от Рождества Христова по версии монаха Дионисия Малого…

Чисто английские убийства

И тогда, и сейчас славный град Оксфорд (Воловий Брод в переводе — звучит романтично, не правда ли?) славился своим образовательным учреждением. А западноевропейский университет в Средние века обладал такой степенью автономии, что город, в котором он располагался, редко мог понять, благословлять ему данную структуру или проклинать. С одной стороны, стекавшиеся отовсюду студенты несли в город деньги: за жильё, одежду, письменные принадлежности, еду и, конечно же, питьё. Зачастую алкогольное — суровые средневековые люди обоснованно не доверяли тогдашней воде, видя в ней рассадник болезней, и предпочитали суровое средневековое пиво. Но, понятно, им дело не ограничивалось.

С другой стороны, налакавшиеся студенты культурной Европы, часто подростки 14-16 лет от роду, перетрудившиеся неокрепшим разумом в грызении гранита науки, устраивали в городе жуткие дебоши. Доходило до того, что, согласно официальным жалобам, некоторые особо рьяные наукогранитогрызы мочились на своих домовладельцев, надоедавших им напоминаниями об оплате комнаты или требовавших адекватного поведения в ней.

В общем, вслед за преподавателями и студентами в городе обосновывались многие смежные профессии: от переписчиков книг до дам сильно облегчённого поведения, конкурировавших с образовательным центром за деньги состоятельных юнцов.

Чисто английские убийства

Обучение стоило действительно немало, а потому университеты ненаглядных студентов, как правило, не отчисляли до последнего. Горожане же подобное поведение «кормильцев» не всегда сносили стоически, ибо тоже порой брыкались. Но по мелочи. Так, драки, поножовщина, увечья, трупы — ничего серьёзного…

Однако 10 февраля 1355 года в Оксфорде всё было куда солиднее: на гидру студенческого раздолья временно надели жёсткий намордник. И вина за этот инцидент лежит на вине. Такая вот винная вина получилась.

Надо сказать, не все птенцы Оксфордского университета, где активно преподавалось богословие, были склонны к пьянству и разврату — многие намечали себе духовную карьеру и погрязать в грехах смолоду не хотели. Тем не менее имелось предостаточно свободомыслящих личностей, которым вхождение в ряды священнослужителей не казалось преградой к обильным земным шалостям. Университетская публика была настолько неугомонной, что нередко сходилась в фатальных драках меж собой, что уж говорить о постоянных конфликтах с горожанами. Кстати, по распространённой версии, второе знаменитое британское святилище знаний, в Кембридже, было основано из-за трагедии в Оксфорде: представители обучающейся прослойки убили жительницу города, возмущённые горожане линчевали двух студентов, в итоге некоторые перепуганные преподаватели и их подопечные сбежали в Кембридж.

Чисто английские убийства

В этих конфликтах королевская власть и церковь обычно становились на сторону университета, отчего его воспитанники наглели ещё больше. Дополнительной проблемой становилось то, что алчущие высшей истины тинейджеры, не щадя молодой печени, стремились отметить как можно больше дней памяти значимых святых, для чего перемещались из учебного заведения в питейные.

Так было и 10 февраля — в день святой Схоластики. Святая с таким именем не могла не пользоваться особым расположением студенческой братии. И часть этой братии устремилась в таверну «Свиндлсток» (Swindlestock Tavern) в центре Оксфорда. Там два студента, кстати, практикующие священники, высказали претензии к качеству принесённого вина. Оно и понятно — святая Схоластика не одобрит, если в честь неё станут употреблять всякую бормотуху. Но Джон Кройдон, подавший им напиток, отказался его менять, заверяя, что тот вполне качественный. Студенты его сочно обругали. Работник средневекового общепита не остался в долгу. Для священнослужителя, да ещё и студента Оксфордского университета, это было уже слишком: как позже жаловались городские власти парламенту, Роджер де Честерфилд выплеснул вино в лицо Джону Кройдону, а затем обрушил горшок на голову «помянутого Джона». Впрочем, сторонники университетского обучения заверяли, что Роджер, пропитанный духом благости и всепрощения, всего лишь запустил в голову оппонента свою деревянную кружку — было бы из-за чего шум подымать, право слово…

Чисто английские убийства 
Мемориальная доска на месте Swindlestock Tavern

Однако, получив горшком или кружкой по черепу, «помянутый Джон» загрустил, поскольку стал ещё и помятым. И проявил некоторую злопамятность. На крик обижаемого трактирщика устремились другие работники питейного труда, которым драться из-за претензий к качеству продукции наверняка было не впервой. Посетители кабака тут же разделились на два воинственных лагеря: горожане — за команду «тавернеров», студенты — за достославную научную Оксфордскую корпорацию. Началось очаровательное побоище. Когда в таверне было переломано уже всё, чем можно лупить друг друга, битва вырвалась на улицы.

На городской церкви святого Мартина ударили в набат: наших бьют! К окрестностям «Свиндлстока» стали стекаться многочисленные неравнодушные активисты пьющей общественности города Оксфорда, вооружённые дрекольем и луками. Тогда заговорили колокола и на университетской церкви пресвятой Девы Марии, мобилизуя школяров-алкоголиков, также неплохо вооружённых, на святую битву с безграмотной городской нечистью. Попытка канцлера (ректора, говоря по-нашему) университета успокоить обе разбушевавшиеся стороны привела к тому, что в него полетели стрелы. Канцлер счёл за лучшее быстро удалиться, чем продемонстрировал несомненный научный склад ума. Опустившийся мрак ночи унял баталию, причём, согласно исследованиям, к тому времени не было ни убитых, ни тяжелораненых.

Чисто английские убийства
Университетская церковь

Для средневекового человека это было слишком скучно. Горожане чувствовали, что проклятые грамотеи не до конца ответили за претензии к качеству вина. Городские власти повели себя двояко: с одной стороны, увещевали людей разойтись, с другой, говорят, бейлифы подбивали народ вооружаться и послать в окрестные сёла за помощью. 11 февраля, несмотря на призывы университетского канцлера и городской верхушки сохранять спокойствие, десятки горожан возобновили натиск на пошатнувшиеся позиции студентов. Позже на помощь жителям Оксфорда подоспели якобы 2 тысячи (что крайне сомнительно) окрестных селян; попытки теологически развитых личностей не допустить пришельцев в город, закрыв перед ними ворота, удались лишь частично — то есть, говоря без обиняков, провалились. Имея теперь решающее численное преимущество, горожане атаковали университетские строения и, сломив яростное сопротивление противника, устроили дикий погром в пяти населённых студентами «общагах». Многие учащиеся были изувечены и даже убиты. На радостях победители слопали у побеждённых запасы еды и от души запили обнаруженным там же питьём.

Теперь можно было бы и угомониться, тем более что городское и университетское начальство вновь стало к этому призывать. Увы, оксфордцы и примкнувшие к ним селяне вошли во вкус, и 12 февраля погромы повторились: 14 коллективных обиталищ студентов пали под напором разъярённой толпы. Школяры и преподаватели разбежались кто куда, разграбленные здания университета пылали, как, впрочем, и городские.

Чисто английские убийства
Таким виделся бунт в день святой Схоластики в 1907 году

Только Мёртон Колледж избежал общей участи — по слухам, его спасла дисциплина, порядочность и трезвость тамошних студентов, которым горожанам не за что было мстить.

Прочих же, если верить источникам, не просто убивали: их тела бросали в навозные кучи и выгребные ямы, иногда погибших даже скальпировали. Кровавый итог трёхдневного буйства можно подвести лишь приблизительно. Количество павших горожан и их сельских соратников неизвестно, но почему-то оценивается в три десятка. Мучеников науки набралось по одним данным 40, а по другим, наиболее распространённым, — 63.

На это указывает и символический покаянный штраф, который король наложил на город: каждый год Оксфорд 10 февраля должен был выплачивать университету 63 пенса, по одному пенни за убитого студента. Конечно, этот символический штраф на будущее сопровождался куда более ощутимым немедленным — государь потребовал от города 500 марок, сумму весьма солидную.

Излишне добавлять, что всю вину за винные беспорядки правительство и церковь возложили на горожан. Король Эдуард III не только оштрафовал Оксфорд и отправил мэра и бейлифов в тюрьму Маршалси — он фактически подчинил город университету.

Чисто английские убийства

Кроме того, отныне каждое 10 февраля городское начальство и 60 местных жителей должны были с непокрытыми головами идти покаянным маршем по улицам, слушать мессу в университетской церкви в память невинно убиенных студентов и платить те самые 5 шиллингов и 3 пенса. Символическое унижение длилось веками, и за эти столетия считанные мэры осмелились игнорировать мероприятие, взамен выплатив немалый штраф. Милая традиция платить и каяться жила полтысячелетия и прервалась лишь в 1825 году (иные называют даже 1858 год), когда местное начальство, наконец, отважилось совершить революцию в отдельно взятом городе, послав приказ Эдуарда Третьего куда подальше — как минимум обратно в Лондон.

Официальное же примирение между университетом и городом произошло 10 февраля 1955 года, через 600 лет после благороднейшей баталии из-за мерзкого винца: мэр получил почётную степень Оксфордского университета, а вице-канцлера (стало быть, проректора) утвердили в качестве почётного гражданина града Оксфорда.

Чисто английские убийства
Оксфордский университет, современный вид

Таким образом, бурный английский февраль доказал, что трезвый образ жизни действительно может продлить жизнь. И этот логичный вывод, при желании, тоже можно слегка отметить, поскольку День вина никуда не делся. Только надо бдительно следить, чтобы вино для отмечания подали хорошее: как свидетельствует всё тот же английский февраль, подсунут какой-то скисшей отравы — хлопот не оберёшься...


Автор: Владислав Гребцов

8
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Инфографика



Загрузка...