Главная / Статьи

Хроника дня

Фальсификация: справочник антикиллера (часть 3)

В 50-е годы именно эта махинация в исполнении американской мафии обеспечила Джону Кеннеди победу на выборах в Конгресс.

Реализация любой более-менее масштабной фальсификации на практике требует массы усилий, команды исполнителей и организаторов, количество которых возрастает на порядок с каждым уровнем выборов, серьезных финансовых вливаний и заблаговременной организации. Например, такой вид мошенничества, когда результаты голосования искажаются непосредственно на заседаниях окружных комиссий, в жизни вряд ли осуществим в чистом виде, ведь состав комиссии должен включать представителей разных политических сил. Как правило, в реальной ситуации встречается другой вариант - когда члены комиссии от двух крупных партий и их технических проектов договариваются на районном (городском, областном) уровне о невмешательстве в дела друг друга. В таком случае свой результат они получают за счет махинаций с голосами более мелких партий и тех политических сил, которым не повезло с представительством в комиссиях.

Другим важным фактором выступает уровень избирательного процесса. Одно дело выборы в горсовет, когда в бурные 90-е некоторые мажоритарщики-бизнесмены или их «близкие» заезжали прямо на участки и с помощью подкупа напрямую «договаривались» с председателем/членами комиссии. Задача совсем другого уровня сложности – сфальсифицировать выборы в горсовет или облсовет по пропорциональным спискам. Здесь требуется уже владеть арсеналом хотя бы из нескольких эффективных приемов, которые реализуются в зависимости от конкретной ситуации, дружественного/недружественного настроя членов комиссий и т.д. Необходимым условием является также продуманная координация всех «полевых» групп фальсификаторов, а значит, создание единого центра по фальсификации выборов с помещением, людьми, транспортом, связью.

Существует ошибочное заблуждение, что фальсификацию можно победить исключительно с помощью внедрения всевозможных автоматизированных систем и прочих технических новшеств. Это в корне неверно. Во-первых, фальсификаторы тоже не стоят на месте, стараясь использовать достижения технического прогресса в своих целях. А во-вторых, пока даже в полностью автоматизированном процессе подсчета голосов и контроля за ходом выборов будет оставаться хоть одна кнопка, которую должна нажать человеческая рука, до тех пор сохраняется возможность для махинаций.

Да, абсолютно сознательно автор не рассматривает в своем материале такие методы, как «сети», «семейный агитатор», «заключение договора на агитацию», так как в данном случае речь идет не столько о фальсификации, сколько о покупке голосов во всех возможных вариациях. Несмотря на то, что скупка голосов имеет много общего с фальсификацией, на практике она является все же отдельным видом махинаций в ходе выборов. А потому заслуживает рассмотрения в рамках отдельного материала.

Что касается многоуровневых способов, то их отличительными чертами являются масштабный характер, а также в то, что основная масса усилий здесь бросается именно на подготовительный этап. А самое главное, что многоуровневая фальсификация, как правило, применяется только в жесткой связке с административным ресурсом. Ну, или, в крайнем случае, большими деньгами, способными компенсировать недостаток «крыши» со стороны власти.

1. «Ошибка» в протоколе» – во время сведения всех протоколов с участков в один общий у окружной (городской и т.д.) комиссии возникает две возможности для маневра. Во-первых, секретарь или глава комиссии могут «ошибиться» и неправильно просуммировать данные участков. То есть, на выходе записать в протокол совершенно другие цифры: например, вместо 25% за кандидата Иванова, получить 22% за занимавшего третье место Петрова, а самого победителя Иванова отодвинуть на второе, если не третье место. Во-вторых, комиссия более высокого уровня может сознательно подыгрывать фальсификаторам, придерживая данные по участкам, где планируются махинации с голосами, а также по специальным участкам в виде тюрем, больниц, воинских частей. В таком случае задействует такой метод как «последний участок», о котором речь позже.

2. Считается, что «мертвые души» (другое название «платочек») изобретен в Парагвае, где с помощью такой махинации диктатору Стресснеру удавалось безболезненно переизбираться на каждый следующий срок. На практике выглядит так: умершие или сменившие место жительства жители намеренно не исключаются из списков избирателей. Также фиксируются избиратели, которые традиционно не ходят на выборы. Два таких списка с разбивкой на участки и дома и служат отправной точкой для махинаций.

3. «Виртуальные голоса» отличаются от «мертвых душ» тем, что если там используются реально существовавшие, то здесь в списки включаются заведомо несуществующие люди. На практике способ стараются совмещать с «мертвыми душами». Так, один мой знакомый как-то, придя на участок, обнаружил, что согласно списку избирателей, в его квартире, кроме семьи из 4-х человек, проживает еще 16 (!) людей. Причем все носят его фамилию с различными вариациями типа Иванов-Крамской, Иванов-Корсаков, Иванов-Прокофьев и т.д. Если фальсификаторы подходят к делу с размахом, то вырастают целые дома и даже улицы с несуществующими жителями, единственным реальным следом которых в этой жизни будет как раз галочка за «правильного» кандидата или партию.

4. За несуществующих и виртуальных избирателей голосуют либо сами члены комиссии, либо включается «хоровод», когда по округу от участка к участку перемещается команда фальсификаторов. На участке они предъявляют свои паспорта, но расписывается за «виртуальные голоса» и/или «мертвые души». Для того, чтобы соучастник из числа членов комиссии узнал «своих», используется пароль и/или заранее оговоренный опознавательный знак. Когда будете на участке, обратите внимание на членов комиссии, которые просто кричаще выделяются из общей массы благодаря цветному платочку, торчащему из кармана, шарфу, яркой брошке, заколке, неожиданному для данного времени года и окружающих цвету костюма и т.д.

5. Такой способ как «открепительные удостоверения» (в Украине известный под названием «карусель») нацелен на получение большого количества голосов. Поэтому применяется только на выборах серьезного уровня: мэры больших городов, парламент, президент. «Карусель» требует серьезных вложений (люди, транспорт, деньги, прикрытие) и серьезной проработки, зато может принести требуемый результат. Схема, скорее всего, знакома читателям, так как неоднократно освещалась прессой: до дня голосования в комиссию поступают несколько сотен заявлений о желании проголосовать вне территории своего участка. Затем возможны два варианта: первый – когда комиссия передает вышестоящим инстанциям фальшивый список; второй – когда «забывает» передать комиссии высшего уровня список голосующих вне территории участка.

В свою очередь, автобус или даже караван автобусов с такими «избирателями» в течение дня способны объехать примерно 10-15 участков (в среднем, один автобус может принести до 1000 дополнительных голосов). Иногда исполнители имеют на руках фальшивые открепительные, иногда «прикормленные» члены комиссии просто не гасят открепительное удостоверение, которое используется много раз.

В 50-е годы именно эта махинация в исполнении американской мафии обеспечила Джону Кеннеди победу на выборах в Конгресс.

6. Технология под названием «каскад» («каскадный подсчет») впервые прошла обкатку на выборах президента России в 1996-м году. Данный прием возможен только в том случае, если заодно действуют все уровни избирательного процесса - от городской комиссии, если речь идет о выборах мэра и горсовета, Центризбиркома, если происходят выборы президента, до избирательных участков - которые все вместе таким образом формируют своеобразную фальсификационную «вертикаль». Естественно, метод просто невозможен без прямого и сознательного соучастия власти и милиции. В данном случае нужна крайне четкая координация действий, заранее подготовленная карта фальсификации и лояльный состав комиссий. А главное, тщательный план каскадного подсчета.

Например, на выборах в горсовет городская избирательная комиссия раньше всех получает данные об общей картине голосования – с помощью электронных систем или по телефону. Таким образом, в одних руках концентрируются выигрыш во времени и фактор организации. К примеру, через несколько часов после закрытия участков приблизительная цифра голосов за партию X составляет 12%, в то время как заказчиком поставлена задача набрать 20%. Дальше реальные 12% процентов сопоставляют с картой фальсификации, где отмечены подготовленные участки и возможные на них методы фальсификации. Затем городская комиссия официально объявляет о 20%, набранных партией X, а исполнителям дается команда «фас» и четкие цифры с количеством голосов, которые необходимо «нарисовать». Как именно это будет выглядеть на практике, варьируется от участка к участку, от округа к округу. Где-то в путь отправится «хоровод», чтобы голосовать за «мертвые души», где-то «подмену» будут осуществлять сами члены комиссии в машине, где-то пойдут в ход провокации, а где-то будут «гасить» голоса конкурента путем среза бюллетеней.

7. «Последний» или «запасной участок» является производным от «каскадного подсчета» и, как правило, применяется с ним в связке. Например, если речь идет о выборах мэра, процедуру проверки протоколов и подсчета голосов на одном-двух-трех и так далее участках специально затягивают. То кто-нибудь из чрезмерно «принципиальных» наблюдателей потребует еще раз пересчитать все бюллетени, а комиссия неожиданно согласится, то наоборот, такую инициативу выскажет сам глава комиссии. В итоге по всему городу набирается несколько таких участков, где результаты официально не зафиксированы. Это делается для того, чтобы в центральном штабе заказчика стала ясна общая картина голосования. Когда согласно предварительным данным городской комиссии или модным нынче эксзит-полам выяснится, что для победы не хватает, например, 3% голосов, именно перед «запасными» участками ставится задача с конкретной цифрой, которую они должны принести в общую копилку. Вот тогда в дело включаются все возможные технологии, которые применяются после официального завершения голосования: «подмена» в машине по дороге в городскую комиссию, «молоток», всевозможные махинации с протоколами и бюллетенями.

Возможно, на выборах кому-то из Вас попадется участок, где без видимых оснований бюллетени пересчитываются в третий-четвертый раз, а оформление необходимой документации переносится на следующие или даже третьи сутки, в то время как все остальные участки в округе давно прекратили свою работу. Скорее всего, дело не в педантичности, а в том, что Вам попался именно такой случай. Также, если интересно, во время следующих выборов в Верховную Раду задайтесь вопросом: как же так получается, что данные из двух-трех-пяти областей приходят в Центризбирком с отставанием от всей страны на 6-8-12 часов, а иногда даже сутки? Если в избирательном процессе подсчет строится не по областям, а по округам, которые, что в Донецкой области, что в Киевской, ориентированы на примерно одинаковое количество избирателей?

8. Закрытые участки (воинские части, исправительно-трудовые учреждения, больницы) бесполезны на выборах в масштабах всей страны, но уже не раз играли решающую роль в мажоритарных округах. Преимуществами воинских частей и колоний являются полная закрытость и безнаказанность, ведь наблюдателей и прессу в тюрьму не пустят. Тем более, что независимо от того, как на самом деле проголосуют заключенные или солдаты, протоколы и бюллетени можно элементарно подделать, хоть на 100% заполнив за «правильного» кандидата или партию.

Сергей Слободчук, политический консультант, специально для ТАЙМЕРА

Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...