Главная / Статьи

Хроника дня

Федерализм и местное самоуправление

Я предлагаю другой рецепт — строить власть, опираясь в качестве фундамента не на абстрактный «народ», а на реальные сообщества.

Сторонники федерализации Украины, как правило, приводят два основных аргумента в защиту этой идеи. Во-первых, говорят они, федерализация снимет с актуальной политической повестки дня болезненные для страны гуманитарные вопросы — проблемы языка, истории, культуры. Каждая из «земель» будет решать их самостоятельно, на основании мнения большинства граждан, и не будет навязывать это мнение соседям. Во-вторых, бюджет будет формироваться не в Киеве, а на местах, каждый регион будет потреблять в соответствии с тем, что заработал, и у местных властей появится серьёзный стимул к экономическому развитию.

Но ведь и гуманитарная проблематика, и вопросы бюджетного регулирования находятся в основном вне зоны компетенции местных органов власти, следовательно, и проблемы федерализма не имеют никакого отношения к грядущим выборам. Такое мнение может сложиться, только если мы оставим без внимания идеологическую суть этой доктрины.

Несмотря на то, что и языковой вопрос, и бюджетная политика являются ключевыми проблемами Украины, такой взгляд на федерализм кажется мне несколько поверхностным. Для того чтобы попытаться и вас убедить в этом, я для начала зайду издалека, а потом постараюсь объяснить тоже самое на примере микрорайона, в котором живу.

Представьте себе, что завтра все национально озабоченные граждане в нашей стране «в разум истины придут», и поймут, что если уж в стране существует реальное двуязычие, то это должно быть закреплено в Конституции. Или, что неведомая сила вдруг засосёт через их трубу весь сибирский газ в наши газосховыща, и каждая Кацапетовка утонет в «нефтедолларах». Потеряет ли тема федерализации свою актуальность? Уверен, что нет.

Ведь посмотрите, в Крыму, где политики соревнуются друг с другом в ядрёности русского духа, мы видим ту же самую некомпетентную и коррумпированную власть, что и в самом бандеровском Бандерштаде Западной Украины. А природными ресурсами богаты и многие африканские страны, в которых массово распространены голод, нищета и самый дикий трайбализм. Это значит, что вопрос не только в языке, и не только в деньгах, но и во власти. В её происхождении и устройстве.

По Конституции источником власти у нас является народ. В своей прошлой публикации я писал о том, откуда эта доктрина взялась и как попала к нам, так что останавливаться на этом не буду. Поговорим лучше о том, что такое этот самый «народ».

Если под «народом», в данном контексте, мы понимаем совокупность граждан, то у нас произойдёт логическая ошибка. Ведь гражданами являются те из жителей страны, кого таковыми признает сама власть. Вся нелепость этой конструкции хорошо видна на примере молодых прибалтийских демократий с массой их «неграждан». Таким образом, выходит, что «народ» — ни что иное, как чистая абстракция. И всё бы ни чего, да вот только власть, которая, якобы, из него произрастает, уж больно конкретна. Настолько конкретна, что решает, на каком языке нам говорить и сколько денег оставить в нашем бюджете.

Какими же критериями должно обладать сообщество людей, чтобы мы с уверенностью могли считать его не абстрактным, а реальным? Я вижу три таких критерия. Во-первых, это узы кровного родства. Во-вторых, это общая деятельность (экономическая, политическая, духовная). И, наконец, это общность места проживания.

Давайте протестируем наше понятие «народ» на степень соответствия этим критериям. Что касается кровного родства, то представления о «чистоте крови» в пределах одного народа принято именовать расизмом, и этим всё сказано. Тратить место на критику подобных взглядов нет необходимости. Стоит лишь отметить, что даже в первобытные времена члены рода возводили своё происхождение не к реальному «праотцу», а к мифическому первопредку — тотему, который, как правило, и человеком-то не был.

Что касается общей деятельности, то применительно к народу таковой могут быть война либо некоторые иные «великие деяния». Так, французы оформились в единую общность во время бесконечных войн, которые вела сначала Республика, а затем наполеоновская Империя. У итальянцев это случилось в период освободительных войн эпохи Рисорджименто. Советский народ объединялся общим делом строительства коммунизма. Как только общая деятельность заканчивается, заканчиваются и реальные причины для единства, правда, в случае с народом, для поддержания понятия, которое становится всё более абстрактным, задействуются уже иные механизмы. Впрочем, иногда не помогают и они. Если говорить о совместном политическом действии, то таковым, конечно, можно с натяжкой считать выборы, но уж слишком редко они бывают, чтобы превращать «народ» из абстракции в конкретную силу.

Ну и, наконец, место проживания. В последнем случае имеются в виду не только рукотворные объекты (жилища или населённые пункты), но и природная среда, которая вырабатывает у живущих в ней людей особые навыки адаптации. Вот, например, у древних славян, разная природная среда была основанием для племенного деления — те, кто жили в густом лесу, были древлянами, а те, кто на более открытой местности — полянами. Но такие племена — это только кирпичики, из которых собирается нечто большее — народ.

Всем трём критериям в полной мере отвечает человеческое сообщество, именуемое «семья». Здесь и родство, и общая деятельность по ведению домашнего хозяйства, и общее место проживания. Другого такого примера не найти. А потому все прочие сообщества будут отвечать лишь оному или двум критериям. Таким образом, получается своего рода шкала, на одном полюсе которой семья, а на другом — народ.

Примером реальных сообществ может быть коллектив предприятия, церковный приход, жители небольшого посёлка или городского двора, спортивная команда. Существенной степенью реальности может обладать церковь, профсоюз, партия, объединение болельщиков спортивного клуба. Чем более реальным является сообщество, чем сильнее оно соответствует приведённым критериям, тем оно устойчивее к внешним воздействиям и тем сильнее его собственное влияние вовне.

Сделав это отступление, мы вернёмся к нашей теме. К вопросу о власти.

Проблемы, о которых я говорил — коррупция, неэффективность, некомпетентность, неспособность наладить систему справедливого перераспределения общественных благ, всё это — признаки слабости власти. На вопрос, как её укрепить, можно дать два ответа. Наши политики, что сегодняшние, что вчерашние, видят решение проблемы в наращивании и концентрации полномочий. Чем их больше, тем сильнее власть. Я предлагаю другой рецепт — строить власть, опираясь в качестве фундамента не на абстрактный «народ», а на реальные сообщества.

Посмотрим на нынешние выборы. Казалось бы, сделан шаг вперёд, в указанном направлении — вернули мажоритарные округа. Но вы бы видели, как их нарезали! Карта округов напоминает пористый сыр или камуфляжную ткань, сплошные зигзаги и островки. Когда я получил карту округа, по которому баллотируюсь, и посмотрел на округа своих соседей — товарищей по партии — я ахнул!

По итогам таинственной процедуры нарезки в доставшемся мне округе проживает чуть больше 11 тысяч избирателей. Одни живут в частных домах, другие в хрущёвках, третьи — в типовых двухэтажных коттеджах-сталинках, третьи — в огромных, как китайская стена, девятиэтажках. Есть даже те, кто живёт в «Шанхае» — мазанках из пёстрого винегрета досок, шифера и ржавого кровельного железа. Их дети ходят в разные школы, они покупают продукты на разных рынках и гуляют в разных парках. Даже кинотеатры, которых в городе раз, два и обчёлся, жители моего округа могут выбирать разные. Думаю, вы догадались, к чему я клоню: 11 тысяч моих избирателей не являются реальным сообществом. И я, если большинство из них окажет мне доверие, при всём желании не смогу выражать и защищать в городском совете их конкретные общие интересы. Потому что таковых нет, и не может быть. А если я, по определению, не могу выражать их интересы, то какой тогда с меня как с депутата может быть спрос?

Но и это ещё не всё. Сердцевину моего округа составляет Адмиральский проспект. Один из немногих по-одесски уютных районов за пределами исторического центра. Именно он и застроен типовыми двухэтажными коттеджами. Правда, в округ № 31 входит не весь проспект, а только чётная его сторона. Потому что нечётная сторона уже находится не просто в другом избирательном округе, а в другом административном районе. Чётная сторона в Малиновском, нечётная — в Киевском. Эта граница разрезает пополам улицы Мачтовую, Палубную, контр-адмирала Лунина и т.д. Семантика названий не случайна. После войны, на месте прежнего аэродрома руками немецких военнопленных возводились дома для моряков Черноморского пароходства и работников судоремонтного завода. И сегодня здесь живут их дети и внуки. Налицо — единство занятий и место жительства. Таким образом, мой район представлял собой реальное сообщество. Пока его не разрезали по живому административными границам, и не прирезали по куску от соседних кварталов для ровного числа избирателей.

Встречаясь с жителями района как кандидат в депутаты, я всё время слышу одни и те же жалобы. В первую очередь, это проблемы ЖКХ: слабый напор в кранах, текущие крыши и трубы в подвале, холодные радиаторы. Я и сам, как житель района, регулярно сталкиваюсь с этим. И решать эти проблемы можно комплексно, проводя реконструкцию и поддерживая в рабочем состоянии одинаковые инженерные сети и однотипные сооружения по обе стороны моего Адмиральского проспекта, чётная сторона которого находится в одном районе, а нечётная — в другом. А для этого нужно всего — ничего, оформить это реальное сообщество в отдельную административно-территориальную единицу. И такие сообщества можно перечислять ещё долго: ближние и дальние Мельницы, легендарные Молдаванка и Пересыпь, хрущёвские Черёмушки и брежневское Таирово, и т.д., и т.п. Именно они должны быть представлены своими депутатами в городском совете. И поверьте, КПД от работы таких депутатов, а в конечном итоге, и сформированной ими городской власти, будет выше в разы.

Только так, снизу вверх, можно отстроить свои города, а затем и всю остальную страну. Именно в этом, в первую очередь, фундаментальная суть федерализма — государственная власть должна опираться на реальные сообщества, начиная от микрорайона, и заканчивая исторически сложившимися «землями».

Александр Васильев

Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...