Главная / Статьи

Хроника дня

Кто в армии служил, тот в цирке не смеется-3. Исповедь офицерской жены

«Таймер» продолжает публиковать материалы о реальном положении дел в нынешней украинской армии. На этот раз наш специальный корреспондент Сандра Сорокина поговорила не с военнослужащими, а с их верными спутницами.

d0b8d181d0bfd0bed0b2d0b5d0b4d18c

«Таймер» продолжает публиковать материалы о реальном положении дел в нынешней украинской армии. На этот раз наш специальный корреспондент Сандра Сорокина поговорила не с военнослужащими, а с их верными спутницами. Помните популярную песню

«Офицерские жены не давали присяги,

И приказ – по вагонам – это просто судьба.

Офицерские жёны, на дорожку присядем,

И слеза на погоны упадёт, как звезда»?

- Я не хочу, что бы моя дочь когда-то вышла замуж за офицера украинской армии! - моя собеседница картинно затянулась сигаретой и продолжила. - Кто, как не я, имеет право на такое мнение? Я - офицерская жена в третьем поколении. Моя бабушка, мама следовали за своими мужьями из гарнизона в гарнизон. Я тоже за 12 лет службы мужа переезжала три раза. Моя бабуля с гордостью рассказывала о своем супруге. Гордилась тем, что вышла замуж в свои 16 лет за двухметрового красавца в буденовке.

Гордилась тем, что родила ему двух дочерей… и плакала, когда вспоминала, как читала похоронку с фронта. В этой страшной бумаге казенным языком было написано, что ее Сашенька геройски погиб. Мой дед, офицер, закрыл собой от взрыва бойцов и остался в памяти героем. О нем и его подвиге даже в книжке «Стальные перегоны» написал генерал Павел Алексеевич Кабанов.

А она, бабушка, осталась во время войны с двумя детьми на руках совсем одна. В 26 лет она стала вдовой и так и прожила в одиночестве до последнего своего вздоха. На ее долю выпало и горе, и голод, и холод. Рассказывала, как их, жен комсостава с детьми, искали бандеровцы. Как прятала ее с детьми полячка в своем доме, под кроватью, обложив пуховыми подушками. Бандеровцы заходили в дома и пускали очереди по темным углам…

Бабушка была горда тем, что она - вдова героя! Она никогда не жаловалась, хотя всю жизнь прожила в коммуналке, в бедности. По ее словам, так жили все. Свою жизнь она посвятила детям и памяти о муже…

..Моя мама тоже стала женой военного. Исколесила вместе мужем всю Украину, Россию, вплоть до Камчатки. На каждом новом месте службы семье офицера предоставлялось жилье. Зарплаты были достаточно высоки и они не бедствовали. Да, были свои трудности, но они компенсировались тем вниманием и уважением, которым было окружено само понятие «офицер».

Были и трагедии: взрывы на подлодках, в ракетных шахтах, авиационные катастрофы, но о них не трубили на каждом перекрестке и престиж армии не роняли. Мама рассказывала, как однажды офицеры гарнизона ушли на службу утром, а домой вернулось лишь пару человек. Где остальные, никто не знал. Жены лейтенантов, капитанов и майоров штурмовали политотделы и требовали объяснить, куда делись их мужья. В ответ только тишина. Военная тайна. Через пару месяцев одной из женщин пришла коротенькая весточка, мол, жив, здоров, скоро буду дома… и странная приписка - "сходи к соседям, верни им мешки от сахара".

… Эту загадку разгадывали всем женсоветом. Принесли эти самые мешки, рассматривали их и тут всех осенило… Мешки-то из-под кубинского сахара, значит, наши мальчики там. За пределы женсовета эта информация не вышла. Так вот… Мужчин не было дома долго, а женщины не мучались безденежьем, не мучались от отсутствия медобслуживания. Все работало на благо семьи военного.

Что же потом случилось с армией? Мне, как офицерской жене в третьем поколении, достались самые трудные годы, с 1989 по 1999 годы. Перестройка. Развал СССР. Я видела, как в военном училище обрабатывали ребят, давших советскую присягу, выбивали присягу на верность Украине. На моих глазах разваливали гарнизоны. Помню, как в 1992 году на самом почетном месте в нашей комнатке была канистра с бензином. Горючее хранили для того, чтобы в экстренный момент можно было заправить машину и довести человека до больницы. Никто из военного начальства не заботился о том, чтобы предоставить молодым лейтенантам квартиры. Комната в 12 квадратных метров в общаге считалась счастьем. А пайки, ты бы видела эти пайки! Я-то помню отцовский продуктовый набор. Красота! А у нас… Мороженая говядина, которая по возрасту была старше меня нынешней, прогорклое сливочное масло и крупы с жуками. И самое удивительное, что этому набору ужасных продуктов мы радовались.

… В девяностые годы в частях шикарно жили прапорщики, ведь они занимали должности на складах. К «везунчикам» можно было бы причислить и военных финансистов (так называемых «мешков»). Про командиров частей я вообще молчу. Бойцов отправляли строить генеральские хоромы – не просто так, а «за еду». Сколько бойцов «служило» на личных скотдворах! Никогда не забуду, как в мою дверь постучались двое солдат. Я думала, что тревога и за мужем послали. А они мне: «Дайте хлебушка, есть очень хочется». Защитники, б…! Им враг шоколадку покажет, так они и присягу забудут. Где ты видела голодную армию? Разве можно 18-летнего пацана с его растущим организмом держать на полуголодном положении? Уроды! А как задерживали зарплату офицерам и денежное довольствие солдат? Боец по году своих жалких денег не видел, а когда на дембель уходил, то с ним не рассчитывались. Угадай, кто получал за него гривны? И таких бойцов было не 10 и не 20, а сотни. А военные караулы! Это просто мрак! Мало того, что бойцы со своими прибабахами, так ведь им и оружие выдавалось. А что там кому в голову взбредет, никто не знает. Месяца 4 зарплату военным не платили, ну, дома, понятно, жена пилит, на службе «отцы-командиры» стружку снимают. Вот один капитан не выдержал и застрелился в карауле.

Зарплату в гарнизоне через два дня выплатили, правда, за один месяц. Через месяц прапорщик из охотничьего ружья себе голову дробью разнес, снова зарплату за месяц дали. Дальше шутка черная по части ходила: «Кто следующий стреляться должен, чтобы зарплату дали»?

В это же самое время командир части себе домину двухэтажную отгрохал на окраине города. Вопросы есть?

…Мой муж уволился, будучи капитаном, и таких, как он, очень много было в конце века. И каждый к своему рапорту об увольнении пришел по-разному. Один мой знакомый уволился из армии, будучи еще летехой. Попал он после военного училища в учебку. Ночью при обходе нашел в туалете бойца повесившегося. Вынул его из петли. Откачал, к жизни вернул… а по утру выговор получил. Начальство решило, что офицер виноват, недосмотрел. Через пару недель второго кадра из петли вытащили, тоже вовремя успели.

Опять схлопотал выговор молодой офицер, словно он их сам вешал. Ну, и решил летеха написать рапорт об увольнении.

Он мне тогда так и сказал: «Бойцов набирают, больных, психически неуравновешенных, к армейской службе не годных. Тут еще по телику про армию всякие гадости говорят, а я после всего этого еще и крайним остаюсь. Да пошло оно все…». Теперь живет этот бывший военный в ОАЭ и в ус не дует.

С курса мужа по военному училищу служат лишь пару человек. Остальные, кто на пенсию поспешил, кто еще до пенсии гражданскую специальность приобрел. Этим мужикам 38-40 лет, а про армию слышать ничего не хотят. В глазах боль и горькие воспоминания. Поломала их тогда страна о колено.

А что сейчас, думаешь, в украинской армии классно? Квартир нет, зарплаты смешные, и проверки за проверками. Тут моя дочь роман закрутила с курсантом, я не вмешивалась, но молила бога, чтобы моя девочка с военными судьбу не связывала. Бог меня услышал, и роман с курсантом закончился. За мою дочку три женщины в нашем роду уже отплакали, отмучились, оттерпелись!

Беседовала Сандра Сорокина, «Таймер»

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...