Главная / Статьи

Хроника дня

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается

«Проклятие первого года» в отношении американских президентов срабатывало неоднократно. Фатальный для лидеров заокеанской державы год, заканчивающийся на единицу, обычно был и их первым годом пребывания в должности. Но не всегда.

Впрочем, мрачноватый опыт 19 века пока не сказывается на веке 21-м. Новый президент США Джозеф Байден, несмотря на недоверие скептиков к его физической и интеллектуальной форме, бьёт рекорды по продолжительности обитания в Белом доме. Точнее, он сумел с блеском обойти по этому показателю менее везучих коллег Уильяма Гаррисона и Джеймса Гарфилда, о сложной судьбе которых ТАЙМЕР уже писал. Теперь настал черёд очередного эпического свершения — преодоления «рубежа Мак-Кинли». Но с ним-то как раз не всё так просто. А в некотором смысле даже гораздо сложнее.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается
Уильям Мак-Кинли

С одной стороны, формально 25-й президент США Уильям Мак-Кинли вступил в должность лишь 4 марта 1901 года. С другой — это был уже его второй срок подряд, поэтому по-настоящему, «по гамбургскому счёту», «пересидеть» данного воинственного джентльмена на высшем посту мистеру Байдену будет сложнее.

Впрочем, далеко не все уверены, что сей джентльмен действительно был воинственным — существуют прямо противоположные мнения относительно его жажды завоеваний. Однако кое-какие деяния позволяют его так называть, вне зависимости от того, насколько лично его душа лежала к подобному времяпровождению. Мак-Кинли вошёл в историю как последний президент США, принимавший участие в войне Севера и Юга 1861-65 годов (она же Гражданская), причём отправился на неё добровольцем и дослужился до звания майора. Но это далеко не все его свершения в честь бога Марса.

Достигнув олимпа власти в Соединённых Штатах, Мак-Кинли, глубоко верующий христианин, неглупый политик и заботливый муж, в речах своих продолжал желать мира, процветания и прогресса ближайшим соседям, а также всем прочим нациям за компанию, уверяя, что именно об этом он молит Господа. «Давайте всегда помнить, что наш интерес в согласии, а не в конфликте, и что наше настоящее превосходство основано на мире, а не на войнах», — трогательно вещал он. Правда, говорят, богобоязненный господин как-то брякнул и более милое: «Мы никогда не будем воевать — разве что в защиту мира». А это уже ко многому обязывало.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается
Президент Мак-Кинли в 1897 году

Более того, в этой прекрасной фразе видны основания чуть ли не всех будущих доктрин американского интервенционизма. США, разбогатев и укрепив вооружённые силы, почуяли в себе силушку богатырскую и не желали более пастись и отъедаться в одних лишь Америках, Северной и Южной. Штаты выходили на мировую арену, играя недавно приобретёнными мускулами и пребывая в давней уверенности относительно собственной мессианской роли для человечества (полезное чувство, избавляющее от лишних сомнений и угрызений совести, с которыми всегда сопряжена большая политика).

Возможность отстоять мирное существование с оружием в руках представилась весьма скоро, как обычно и бывает, когда очень хочешь повоевать за мир. Впервые став президентом 4 марта 1897-го, Мак-Кинли уже через год сражался с одряхлевшей донельзя Испанией, дабы отобрать у неё чудом остававшиеся на тот момент заокеанские колонии. Есть версия, что делал он это без особого личного энтузиазма, под давлением более «зубастых» соратников и акул крупного бизнеса, верным человеком которых являлся, но факт остаётся фактом. Время для нападения на пиренейскую державу было выбрано американцами толково: на испанской Кубе полыхало очередное восстание против мадридского владычества, обе стороны неистовствовали, отстаивая свою правду, и американские СМИ сконцентрировались на ужасах, творимых кастильскими карателями, морально готовя расчувствовавшихся сограждан к грядущей справедливой войне во имя спасения кубинских борцов за свободу.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается
Карикатура, укорявшая правительство Соединённых Штатов (Дядя Сэм) за нежелание прийти на выручку страдающей Кубе, которой так жаждет помочь американский народ (прекрасная леди Коламбия)

Вечером 15 февраля 1898 года порту Гаваны внезапно взорвался американский броненосный крейсер «Мэн», забрав с собой 266 жизней моряков (капитан и большинство офицеров выжили). До сих пор многие считают, что за взрывом стояли власти США, искавшие предлог для войны, иные усматривают в этом просто трагическое стечение обстоятельств, а кое-кто склонен винить испанцев или кубинцев разной политической направленности. Как бы там ни было, американская пресса прямо или косвенно возложила вину за гибель «Мэна» на кровожадных потомков Эль-Сида и Сервантеса. Таким образом, туповатое, но важное для внутренней американской политики общественное мнение оказалось убеждено в необходимости возмездия.

В последовавшей скоротечной войне американский флот показал себя на порядок лучше испанского, разгромив противника вдребезги, а сухопутные войска США в конце концов сломили сопротивление оставшихся без поддержки из Европы испанских солдат. Причём звёздно-полосатые освободители высадились не только на Кубе, но и на Филиппинах, где жители тоже поднялись на борьбу с далёкой и слабой метрополией.

Испания сдалась, уступив победителям Гуам, Пуэрто-Рико и Филиппины. На Филиппинах война против испанцев вскоре переросла в ещё более отчаянную войну против американцев, которая, согласно ряду оценок, якобы унесла миллион жизней филиппинцев (одну седьмую или одну восьмую часть населения), в подавляющем большинстве — мирных. И это тоже «заслуга» мистера Мак-Кинли, хотел он того или нет.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается

Куба же после непродолжительного периода «временного управления США» формально получила независимость, а по сути превратилась в такую же колонию Вашингтона, как и прочие «освобождённые» им острова. Кстати, под военный шумок Мак-Кинли заодно аннексировал Гавайи, хотя фактически покорённым этот архипелаг оказался несколько раньше.

Побив знаменитого колониального хищника из самой Европы, пусть бывшего, пусть дряхлого, Штаты уверовали в собственные силы на международной арене. Вкусив свежей крови, они рвались из оков изоляционизма в большую империалистическую игру. При том же мистере Мак-Кинли в сентябре 1899 года госсекретарь Джон Хэй решительно и громко возжаждал от европейских держав соблюдения принципа «открытых дверей» в Китае, завуалировано требуя своей части жирного китайского пирога: империю Цин, находившуюся тогда в полнейшем упадке, европейцы уже делили на сферы влияния, а США запаздывали к дележу. Год спустя американские войска вторглись в Китай, приняв участие в зверском подавлении т. н. «Боксёрского восстания» (тоже весьма свирепого) вместе с «коллегами» из Британии, Германии, Франции, России, Японии, Италии и Австро-Венгрии. Так что декларативное миролюбие господина президента выглядит не слишком убедительно.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается
Американские войска штурмуют Пекин

Однако пострадал он не за него, а за изобилие привилегий и чрезмерную связь с крупными капиталистами, которые в те славные времена творили с рабочими что хотели. По крайней мере, этим объяснял свои действия некто Леон Чолгош, считавший себя идейным анархистом.

После переизбрания 1900 года, давшегося Мак-Кинли гораздо увереннее, чем его первое воспарение на вершину четырьмя годами ранее (сказывались внешнеполитические успехи), новый старый лидер нации предпринял длительное турне по американским просторам. Казалось, фортуна благоволила ему. Он стал первым президентом, чью инаугурацию зафиксировала кинокамера. Мак-Кинли нравилось появляться на публике, нравились овации и восторг слушателей, внимавших триумфатору.

Этой простительной слабостью и решил воспользоваться Чолгош, тем более что в конце своего вояжа глава державы должен был участвовать в важном мероприятии, Панамериканской выставке в Буффало, где его появления ждали не только ради красоты картинки. Не чураясь общения с людьми, тогдашний постоялец Белого дома не придавал особого значения охране своей персоны, что упрощало задачу склонному к насилию анархисту.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается
Леон Франк Чолгош

Надо сказать, анархисты тогда сильно пугали зажиточные слои населения в самых разных странах, энергично устраивая теракты и не всегда разбираясь в персональной вине той или иной жертвы. Распропагандированный речами пламенной Эммы Гольдман, решительной дамы, отстаивавшей необходимость индивидуального террора против наиболее одиозных представителей правящего класса, Леон вышел на скользкую тропу «тираноборства». 

Наглядным примером для Чолгоша послужил поступок его итало-американского единомышленника: эмигрировав от бедности из родной Италии в США, Гаэтано Бреши узнал о чудовищной бойне с сотнями жертв, учинённой в Милане над протестовавшими против нищеты рабочими, причём руководитель этого зверства, генерал Бава-Бекарис, получил в благодарность высокую награду от короля Умберто I. Возмущённый людоедскими наклонностями его величества, Бреши в 1900 году снова пересёк Атлантику и застрелил нежного душою итальянского монарха.

За Мак-Кинли в США таких ужасов, пожалуй, не водилось, хотя кровавые классовые баталии там уже случались неоднократно (вспомним хотя бы «Хеймаркетскую бойню» 1886 года). Однако его тесная связь с безжалостными монополистами, теми самыми предшественниками «Железной пяты», которую опасался Джек Лондон, ни для кого не была секретом. И Чолгош самостоятельно решил, что для смертного приговора президенту этого достаточно.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается
Покушение на Мак-Кинли, рисунок 1905 года

6 сентября 1901 года в концертном зале на Панамериканской выставке в Буффало выстроилась очередь из людей, желающих лично поприветствовать главу государства. Среди них затесался невзрачный господин с обмотанной платком правой рукой (под платком был спрятан револьвер). Молодой человек мог бы привлечь внимание президентской охраны, но её больше занимал следующий за ним персонаж — здоровенный чернокожий. В результате Чолгош, приблизившись к жертве почти вплотную, сумел выстрелить дважды, прежде чем получил тяжёлый удар по голове от того же подозрительного чернокожего, первым бросившегося на защиту президента. Затем подоспела охрана, скрутившая Леона-киллера, однако тот своё дело уже сделал. Первая пуля срикошетила от пуговицы и не причинила особого вреда, однако вторая растерзала внутренности мистера Мак-Кинли и застряла в спине.

Здесь, как и в истории с Гарфилдом, была надежда, что пострадавший выздоровеет. Поначалу всё казалось настолько благоприятно, что вице-президент Теодор Рузвельт от постели больного направился к своей семье — в отпуск, в горы, на природу. Увы, через некоторое время состояние раненого резко ухудшилось, и 14 сентября «президента денежных баронов и магнатов», как его язвительно описала та самая анархистка Эмма Гольдман, не стало. Рузвельта, переполненного смешанными чувствами, срочно вызвали обратно в Буффало принимать бразды правления.

Последняя осень президента Мак-Кинли, или XX век начинается
Национальный мемориал Мак-Кинли

Чолгош был признан вполне вменяемым террористом-одиночкой и 29 октября 1901 года отправлен на электрический стул. По большинству свидетельств, он не выказывал сожаления, настаивая, что убил «врага честных тружеников». Однако его порыв не был поддержан не только верхами, но и низами — убийство Мак-Кинли возмутило американское общество. Таковы вкратце детали кровавой драмы, разыгравшейся ровно 120 лет назад.

Сражённый пулей лидер удостоился пышных почестей, а несколько позже в его любимом городе Кантон, штат Огайо, для Мак-Кинли возвели эффектный мавзолей с памятником. В США появилась в обращении банкнота в 500 долларов с изображением Уильяма Мак-Кинли. В честь него на Аляске ещё в 1896 году авансом назвали высочайшую гору Северной Америки, а после гибели хотели переименовать и покорённые им Филиппины.

Правда, на имя архипелага американские неравнодушные активисты всё-таки покуситься не рискнули; более того, в 2015 году горе Мак-Кинли возвратили её первоначальное название Денали, данное индейцами атабаски, а банкнота с портретом убиенного президента вышла из обращения.

И так уж получилось, что вместе с Уильямом Мак-Кинли ушло и «проклятие первого года». По крайней мере, на данный момент.

Автор: Владислав Гребцов

8
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...