Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Хроника дня

Румянцевская война генерала Панина

Повесть о геройских и страшных событиях 250-летней давности была бы неполной, если обойти вниманием драму, разыгравшуюся в июле — сентябре 1770 года под Бендерами.

Бендеры. Сейчас это симпатичный уютный зелёный город (ранее в Молдавской ССР, ныне в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике) с эффектными памятниками старины, из которых самый потрясающий — османская крепость. Бендеры расположены в сравнительной близости от Одессы, тесно сплелись с Тирасполем, в честь которого названа одна из главных одесских площадей и одна из важных центральных улиц. В общем, далеко не чужой нам район, с величественной и драматической историей, напрямую связанной с историей Измаила, Килии, Аккермана и самой Одессы. Как и Буджак, некогда покорённые османами Бендеры (до того — молдавская Тигина) 250 лет назад впервые за века поменяли хозяев.

Румянцевская война генерала Панина

Вторая армия генерал-аншефа графа Петра Панина в кампанию 1770 года назначалась для взятия Бендер, мощнейшей османской твердыни на Днестре. Этой же армии предписывалась оборона южных границ Российской империи от левого берега Днепра до Азова, а также «наблюдение» за другой могучей крепостью, Очаковом, дабы не допустить помощи осаждённым Бендерам или опустошительного прорыва неприятеля вглубь украинских земель подобно тому, который произошёл год назад.

Общая численность второй армии была доведена почти до 76 тысяч человек (70 тысяч строевых), из них 20 тысяч казаков (донских, малороссийских, запорожских) и 15 тысяч калмыков. Число внушительное. Однако большинство бойцов оставили прикрывать Украину и Дон от внезапного удара с юга. Корпус блестящего кавалерийского генерала Магнуса (Максима Васильевича) фон Берга должен был парализовать активность крымских татар, а корпус князя Александра Прозоровского отрядили к Очакову, чтобы «обездвижить» тамошних османов. Для овладения главной целью кампании, Бендерами, выделялось 33-34 тысячи солдат.

Важной базой для продвижения второй армии в тогда ещё опасные степи Северного Причерноморья стала крепость Святой Елизаветы, превратившаяся в Елисаветград (в недавнем прошлом Кировоград, ныне Кропивницкий). Тыловое обеспечение и безопасность коммуникаций Панин продумал весьма тщательно, благодаря чему его войска были избавлены от нужды.

Румянцевская война генерала Панина
П. И. Панин, портрет работы Григория Сердюкова

Пётр Иванович Панин принадлежит к числу выдающихся, но не слишком популярных полководцев Российской империи. У него имелись все данные, чтобы пополнить своей колоритной персоной плеяду «екатерининских орлов», кроме одного — расположения императрицы. Умная немка, добывшая русскую корону, высоко ценила дарования генерала, но терпеть не могла их носителя, а он в свою очередь тщательно платил ей той же монетой. Это было несколько удивительно, ибо с родным братом Петра, дипломатом Никитой Ивановичем, государыня довольно долго прекрасно ладила и держала при себе, несмотря на его вражду с Григорием Орловым, фаворитом самодержицы, которого в то время она страстно любила.

В начале своего царствования Екатерина II не располагала той звёздной россыпью военных талантов, что будет ослепительно сверкать позже. Точнее, тогда она ещё плохо представляла, кто из её подданных на что способен (войны с польскими конфедератами и Турцией как раз и стали «смотром» для офицеров, способствовав карьерному росту многих из них). Неприятного ей Петра Панина царица не хотела привлекать для решения крупных задач, однако при общем дефиците заслуженных генералов не могла пренебречь признанным героем Семилетней войны, после того как князь Голицын, на которого она столь уповала в 1769 году, оказался явно неспособен решать эти самые задачи.

Румянцевская война генерала Панина

В середине июня 1770 года Панин и его армия, перейдя реку Кодыму и заняв местечко Балту, очутились на землях, ныне составляющих северную часть Одесской области. Отсюда войска неторопливо двинулись к Бендерам и 15 (26) июля осадили город. Несмотря на первую победу, сходу добытую вне стен крепости над её гарнизоном, Панин решил не торопиться со штурмом, отговариваясь слухами о вспышке чумы среди неприятеля. Впрочем, возможно, не меньшую роль в отказе от поспешных действий сыграло его убеждение, что Бендерами нельзя овладеть нахрапом.

Действительно, будучи в составе Османской империи, твердыня на тот момент ни разу не покорялась врагу. На её вооружении, согласно русским данным, состояло 350-400 орудий. Численность гарнизона оценивают по-разному, чаще прочих, пожалуй, встречается средняя оценка в 12 тысяч. Безусловно, мусульмане-мужчины, населявшие Бендеры, по мере возможности пополнили ряды бойцов. Однако русские войска (среди которых было много этнических украинцев, а также некоторое число молдаван и других народов) всё же ощутимо превосходили врага количественно. Впрочем, это без учёта татарских орд, кочевавших по Северному Причерноморью и имевших возможность дезорганизовать тыл осаждавших.

Румянцевская война генерала Панина
Бендерская крепость, современный вид

Пока Панин обустраивался под Бендерами, Берг двигался к Перекопу, распугивая «скопища» степных всадников, а Прозоровский подошёл к Очакову. У стен крепости его запорожцам и калмыкам удалось совладать с конными отрядами противника, но отправленное генералом на всякий случай (вдруг повезёт!) письмо коменданту османов с предложением сдачи турки вернули нераспечатанным, устно предложив князю делать то, зачем он сюда прислан. Поскольку прислали его явно не для штурма, Прозоровский счёл разумным отвести основные силы к Куяльнику, сближаясь с армией, осадившей Бендеры, и прикрывая её тылы.

Обосновавшись в этих местах, князь решил атаковать Хаджибей, небольшое поселение, располагавшееся на месте будущей Одессы. Выступив в набег 8 (19) июля, он 12 (23) июля достиг Хаджибея. Основной натиск на турок осуществляли храбрые запорожцы, однако на сей раз морально сломить отважного врага не удалось: встреченные ружейной пальбой со стен укреплений и пушечными залпами с кораблей, стоявших в гавани, они отвоевали часть форштадта (жилых домов снаружи крепости), а затем подожгли его. Прозоровский посчитал, что дело сделано, и отошёл к Тилигулу, уводя с собой «до 5,000 волохов обоего пола, 222 раскольника, 24 еврея, 153 человека цыган», а также 5065 голов рогатого скота, 10 580 овец и 586 лошадей, захваченных по пути к Хаджибею и в нём самом. Правда, в донесениях и воспоминаниях количество имущества, отнятого у неприятеля, часто преувеличивается.

Румянцевская война генерала Панина
План осады Бендер

Между тем Панин приступил к осадным работам, план которых предложил отличный военный инженер Родион Николаевич Гербель (Рудольф Харбэль), в возрасте трёх лет вместе с отцом переехавший в Россию из Швейцарии. На предложения о сдаче османы не отвечали, устроенное Петром Ивановичем демонстративно бурное празднование румянцевской победы у Ларги игнорировали, шквал огня, который время от времени обрушивал на них русский командующий, терпели безропотно, отстреливались яростно, а на бесчисленных вылазках дрались просто самоотверженно.

Душой обороны стал Эмин-паша, унаследовавший командование после кончины предшественника. Решимость нового начальника гарнизона не поколебало даже известие о полном разгроме великого визиря Румянцевым при Кагуле. Граф Пётр Александрович направил в качестве подарка графу Петру Ивановичу пленного турка, «который своё семейство имеет в Бендерах»: посланный в крепость, этот пленник должен был засвидетельствовать «участь визирской армии, чему он был самовидец», и дать понять осаждённым, что отныне «сикурсу [помощи] от Дуная» им ждать не приходится. Одновременно Панин искусными переговорами с позиции силы одёрнул от враждебных действий большинство татарских орд, кочевавших в относительной близости, склонив их к отказу от подчинения османам. Тем не менее находчивый и непреклонный Эмин-паша предпочёл сказать своим бойцам, что это визирь разбил неверных и идёт на выручку днестровской твердыни. В ночь на 2 (13) августа воодушевлённые ложью начальства турки отважились на яростную вылазку, отбитую с большим уроном для осаждавших.

Румянцевская война генерала Панина

Однако постепенно дело шло к развязке. Возглавлявший осаду с левой стороны Днестра генерал-майор Михаил Каменский (великолепный тактик, образованнейший человек, театрал, стихотворец и лютый садист) метким обстрелом затруднил снабжение осаждённых водой. Русские неумолимо приближали свои траншеи и батареи к валам крепости, подводили под стены минные галереи. Османы делали всё, чтобы парализовать эти работы, но им не хватало грамотных инженеров. Заканчивались у них и пушечные ядра. Впрочем, поначалу щедро расходовавший артиллерийские снаряды Панин тоже обнаружил их нехватку и приказал солдатам собирать уцелевшие «подарки» бендерских пушек, установив вознаграждение за принесённые ядра; вероятно, по ту сторону стен турки столь же тщательно собирали чугунные «посылки» от русских.

Панина торопила императрица Екатерина II, Панина торопил Румянцев, однако генерал-аншеф хотел добиться гарантированного успеха штурма и оттягивал его, невзирая на вежливые понукания государыни и соратника. Более того, он просил у предводителя первой армии выделить несколько пехотных полков, которые бы позволил продолжить осаду в случае неудачного приступа. Дождавшись покорения Репниным Килии, Румянцев смог выполнить просьбу без ущерба для себя, послав отряды Ржевского и Игельстрома. Последнему предписывалось заодно при возможности занять Аккерман. Правда, под Бендерами Игельстром и его люди уже не пригодились.

Румянцевская война генерала Панина

Ободрённый отправкой этих подкреплений Пётр Иванович перешёл к решительным действиям. В начале сентября взрывы мощных мин и другие сапёрные работы подготовили выход непосредственно к гласису, рвам и валам крепости. Османы сопротивлялись отчаянно, чередуя ожесточённые вылазки и обстрелы. Мужество их казалось неисчерпаемым, однако остановить натиск противника они не могли.

Вечером 15 (26) сентября оглушительно громыхнула мастерски сработанная заготовка генерал-майора Гербеля: 400 пудов пороха, заложенных в нужном месте, завалили землёй часть рва, образовав импровизированный мост и пробив брешь в укреплении. Утверждают, что подобной силы взрыв при осаде крепостей был использован лишь второй раз в истории — и впервые принёс успех. В свою очередь начальник артиллерии генерал-майор Вульф, которого Панин характеризовал самыми лестными словами, открыл ураганный огонь по упорному неприятелю.

Солдаты второй армии устремились на штурм. Колонны бесстрашных атакующих, будто презирая бешеную пальбу турок, облепили валы твердыни. Там они схлестнулись с не менее героическими защитниками, дравшимися с потрясающей доблестью. И всё же османов сбили в город, где закипела борьба за каждый дом. Панин приказал жечь здания, в которых засели враги, и городские кварталы объяло пламя. Затем турки в отчаянии сами стали поджигать свои жилища. В результате огонь поглотил весь город. Чудовищным факелом пылали османские Бендеры в кромешной ночной мгле, и в этом адском пламени повсюду шла ужасная резня. Воины падишаха по-прежнему отказывались сдаваться, а под утро даже попытались нанести страшный удар по русским тылам, надеясь отсрочить неизбежное, но отряд отчаянных был в последний момент остановлен, окружён и большей частью перебит.

Румянцевская война генерала Панина

И лютый пожар, и разъярённые наступающие уже подбирались к Бендерскому замку, самой старой и самой величественной части крепости, когда оттуда пожаловали делегаты с предложением о капитуляции. Вести переговоры граф отказался — поздно говорить об условиях сдачи, когда крепость уже взята — и объявил всех османов пленниками её величества. Побеждённые покорились. Было 8 часов утра 16 (27) сентября 1770 года.

Первое, что сделал командующий, — вывел своих солдат и вражеских пленных, военных и гражданских, из горящего города. Затем стали подсчитывать потери и трофеи. Согласно официальной реляции, русские потеряли убитыми и ранеными за время осады и на приступе 6236 человек (причём осада стоила дороже). Урон османов только в ходе штурма оценили в 5 тысяч павших. В русском плену оказались 11 794 человека «обоего пола», в том числе 5390 уцелевших бойцов, среди коих был и Эмин-паша (Панин купил ему карету для отправки в привилегированную неволю со всеми удобствами). Трофеями победителей были 348 пушек и мортир, им также достались обильные запасы пороха и съестных припасов (сухарей, муки, пшеницы, проса), хранимые столь надёжно, что до них не добрался страшный огонь.

Румянцевская война генерала Панина
Бендерская крепость в начале 21 века

Покорив дотоле неприступные Бендеры, Панин отправил отряд Каменского в помощь бригадиру Игельстрому, застрявшему под Аккерманом. Защитники этой крепости, не удосужившиеся как следует запастись продовольствием, узнав о падении гораздо более современной твердыни и присланном гяурам подкреплении, быстро сдались. А вскоре Прозоровский во главе запорожцев, донцов, калмыков и регулярных войск виртуозно истребил часть гарнизона Очакова, которую ему удалось выманить за стены. Взятие Бендер развязало руки Румянцеву: осенью его войска заняли Молдавию и Валахию, после тяжёлой борьбы принудив османов к отступлению из крепости Браилов (ныне румынская Брэила).

Победа второй армии была громкая. Однако некогда богатый город Бендеры лежал в руинах и пепелище. Вместо ночлега в тёплых домах солдаты спешно копали себе землянки, а главком вынужденно тратил крупные средства на снабжение пленников тёплыми вещами в преддверии холодов. Всё это, включая урон, признанный чрезмерным паркетными воеводами во главе с императрицей, обусловило холодную реакцию Екатерины на выдающийся успех. Высшее общество ликовало, Василий Майков в своей оде воспел полководческое искусство Панина, а государыня морщилась: «Чем столько терять и так мало получить, лучше было вовсе не брать Бендер». Отсюда и награда: в октябре 1770-го покоритель Днестра удостоился ордена св. Георгия 1-го класса, однако фельдмаршальского жезла, на который очень рассчитывал, так и не увидел.

Румянцевская война генерала Панина
Екатерина II в образе Минервы

Оскорблённый Пётр Иванович удалился от дел. С тех пор вражда графа с царицей перешла фактически в открытую фазу, и в выражениях, заочных, но сочных, они не стеснялись. Уже по-настоящему ненавидя полководца, царица привлекла его к серьёзным свершениям лишь единожды — подавлять грандиозное восстание другого героя Бендерского штурма, Емельяна Ивановича Пугачёва, и лишь потому, что была в том крайняя необходимость.

На приступе отличился молодой офицер Михаил Илларионович Кутузов, в будущем прославленный полководец, величайший стратег, истребивший «Великую армию» Наполеона. Пройдёт несколько десятилетий, и в 1812 году Бендеры официально войдут в состав Российской империи благодаря оглушительной победе в очередной русско-турецкой войне, а творцом этого триумфа будет именно Кутузов.

Интересно, что захват Бендер дал русской литературе не только стихи Майкова. Юная турчанка Салиха досталась майору Муфелю, а тот подарил невольницу своему приятелю Афанасию Бунину; тут уж девушка сама пленила сердце помещика и таким образом стала матерью выдающегося поэта Василия Жуковского, друга Пушкина и наставника императора Александра II.

Румянцевская война генерала Панина

Так, четверть тысячелетия назад, заканчивался великий и жестокий год. Год, когда впервые сбылась мечта Екатерины II сравняться с лучшими военными достижениями древних римлян. После невероятного 1770-го война продлилась ещё несколько лет, однако в её исходе уже было мало сомнений. Попытки османов изменить ситуацию в свою пользу провалились, и в 1774 году Кючук-Кайнарджийский мирный договор двух империй закрепил принципиально новое положение дел в Северном Причерноморье.

Но это уже другая история.


Автор: Владислав Гребцов

11
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...