Главная / Статьи

 

Хроника дня

«Серые поставки» и возвращение «блатных»: что не так с новым Таможенным кодексом?

Руководство Министерства доходов и сборов придумывает новые схемы, сводящие на нет все преимущества «таможенной конституции» Украины.

Более года тому назад мы попытались предсказать, чем обернётся для украинского и, в частности, одесского бизнеса принятие нового Таможенного кодекса. Заканчивалась эта статья выводом: документ содержит массу позитивных аспектов, но интрига заключается в том, как именно его будут применять на практике. К сожалению, опасения скептиков оправдались.

Первый период действия нового Таможенного кодекса предприниматели вспоминают как счастливое время, когда прогрессивные новшества Кодекса существенно облегчили жизнь бизнесменам, имеющим дело с таможней.

«Мы все почувствовали облегчение — наконец нам дали возможность вести бизнес открыто, вносить деньги в государственный бюджет и развивать своё дело», — рассказывает член Общественного совета при Главном управлении Миндоходов в Одесской области Галина Вдовина.

Всё изменилось после того, как украинское правительство приняло решение о создании Министерства доходов и сборов, которому оказались подчинены и таможни, и налоговые службы, и другие органы. На пост главы ведомства был назначен член команды «младореформаторов» Александр Клименко.

Одним из первых решений, принятых новым органом, стала т.н. таблица индикативных цен, навязанная Александром Клименко в феврале 2013-го года. Эта таблица стала настоящим проклятием для украинских предпринимателей – и благословением для тех, кто благодаря ей снова получил возможность возродить «серые» схемы на украинской таможне.


Александр Клименко

Роковой индикатив

Любого предпринимателя, имеющего дело с импортом товаров, прежде всего, волнует вопрос расходов, которые он понесёт, переправляя груз через таможню. НДС, пошлины, акцизы и другие платежи в бюджет рассчитываются исходя из стоимости, которой обладает товар в тот момент, когда он пересекает границу.

Наиболее цивилизованным методом подсчёта этой стоимости является так называемый основной метод, по цене контракта. То есть, импортёр предоставляет на таможню документы, которые показывают, сколько именно он потратил на покупку и транспортировку товара. Эти расходы суммируются, получившаяся сумма используется при расчёте платежей. Таким образом, действует принцип «это стоит столько, сколько мы за это заплатили».

Однако в ряде случаев применяется иной метод определения стоимости товара на таможне – так называемый метод индикативных цен. В рамках этого метода государство самостоятельно определяет таможенную стоимость товара, и взимает пошлины и платежи, отталкиваясь от неё, а не от реальной его стоимости. В отличие от предыдущего метода, действует принцип «это стоит столько, сколько говорит государство».

Данный метод обычно применяется государством для защиты собственного рынка – скажем, в случае, если производитель товара занимается демпингом, то есть сознательным занижением цен, что угрожает внутреннему рынку страны. Индикативная стоимость, таким образом, служит инструментом, позволяющим государству защищать свой рынок от недобросовестной конкуренции. В этом качестве данный метод имеет право на жизнь и применяется многими странами.

До недавнего времени индикативные цены действовали на отдельные ключевые позиции экспорта и импорта, такие как цинк, магний, карбамид, аммиак, некоторые сорта стального проката, шкуры, семена масличных растений и т.п. И это не вызывало никаких вопросов.

Суть новшества, внедрённого Александром Клименко, заключается, во-первых, в расширении данной таблицы, которая теперь охватывает практически все ключевые предметы украинского импорта, а во-вторых, в том, что новые индикативные цены оказались существенно (на 50-200%) выше реальных.

Вопрос методики

Если рассматривать ситуацию с формальной точки зрения, то ничего страшного не произошло. Ведь в стране действует Таможенный кодекс, согласно которому основной метод был и остаётся приоритетным при расчёте стоимости груза на таможне. На практике получается немного иначе.

«Чтобы подтвердить таможенную стоимость, импортёр предоставляет в таможню множество документов: контракт, платёжное поручение, транспортную накладную, именной коносамент и тому подобное, — поясняет Галина Вдовина. — Но с февраля эти документы больше не в авторитете у инспекторов таможни. Если стоимость по этим документам оказывается ниже индикативной, то задачей инспектора становится поиск несоответствий. А если поиски оказываются безрезультатными (а так оно чаще всего и бывает), инспектора эти несоответствия просто придумывают».

Иными словами, хотя формально основной метод является приоритетным, на практике ввезти в страну товар по цене ниже индикативной оказывается практически невозможно. Таможенники буквально «загоняют» предпринимателей в рамки, заданные индикативом, заставляя их платить не столько, сколько они обязаны платить, а столько, сколько считает нужным государство – значительно больше.

Благодаря этому все преимущества Таможенного кодекса сводятся на нет, а предприниматели оказываются заложниками произвола Министерства доходов и сборов.

Последствия

«Диктатура индикатива» имеет ряд самых неприятных последствий для отечественной экономики.

Из-за того, что индикативные цены существенно выше реальных, предприниматели вынуждены существенно переплачивать при прохождении товаров через таможню. Сумма переплат нередко оказывается столь значительной, что сам импорт становится невыгодным. Сильнее всего это отражается на отечественных производителях, использующих импортные комплектующие.

В качестве примера можно назвать производителей мебели, использующих в своей работе импортные крепёжные элементы и фурнитуру, швейные производства, работающие с импортной тканью и т.п. Сегодня эти предприятия сталкиваются с тем, что из-за повышения расходов на импорт их работа становится нерентабельной.

«Мы занимаемся производством крепёжных изделий, — рассказывает руководитель акционерного общества «СОЛДИ и Ко» Игорь Бондаренко. – Материалы, которые мы используем для производства, попали в таблицу индикативных цен в апреле. С этого момента для нас начался кризис».

В настоящее время на предприятии работают на старых запасах, которые сформировались ещё в начале весны. О времени, когда эти запасы иссякнут, здесь стараются не думать.

Чего ради?

В Миндоходов утверждают: индикативные цены призваны увеличить поступления в бюджет. Импортёры уверены: новшество имеет обратный эффект.

«Показательными в этом вопросе являются предприятия «Кронас» и «Фастимпекс», которые импортируют метизы и мебельную фурнитуру для собственного производства. Общая сума оплаты ими НДС и таможенных платежей во втором квартале текущего года по сравнению с первым кварталом сократилась в 13 и 9 раз соответственно», — иллюстрирует ситуацию Галина Вдовина.

Поскольку честно импортировать товары оказывается невыгодным, всё больше предпринимателей вынуждены искать способы обойти закон. На сцену снова выходят «серые» схемы импорта — в обход бюджета.

«Либо вес занижается на 40%, либо «старая песня о главном» — заявленный код не соответствует товару», — рассказывает Галина Вдовина. При этом контролирующие службы, пристально разглядывающие каждую запятую во внешнеэкономических контрактах «белых» импортёров, проявляют поразительную доверчивость, если речь идёт о «серяках».

Интересно, что «серые» импортёры обладают поразительной осведомлённостью о компаниях, испытывающих наиболее серьёзные трудности на таможне. Нередко звонки от «посредников», предлагающих «решить вопросы с таможней», раздаются в офисах таких компаний сразу после очередного конфликта с чиновниками. Не хочется думать, что телефонные номера испытывающих трудности компаний контрабандисты получают от сотрудников Миндоходов.

Правда, сами импортёры не слишком-то хотят прибегать к «серым» схемам: рискованно. «Вы отдаете «серякам» груз и деньги, в результате, при хорошем стечении обстоятельств, получаете груз без документов. При плохом – ни груза, ни документов», — рассказывает Галина Вдовина.

Впрочем, есть и другая версия: возможно, путём введения драконовских индикативных цен в Миндоходов сознательно душат импортёров, расчищая путь предусмотренным Таможенным кодексом уполномоченным экономическим операторам – компаниям-монополистам, которые получат право работать с таможней по льготным условиям, благодаря чему смогут сосредоточить в своих руках весь рынок таможенного оформления импортных грузов. Фактически, это будут те же «блатные» из недавнего прошлого – но только действующие под прикрытием норм законодательства.

В пользу последнего соображения говорит и тот факт, что новые правила ввоза грузов коснулись далеко не всех компаний. В редакцию попал небольшой список киевских компаний, которые ввозят материалы для изготовления метизной продукции в полном соответствии с выгодными условиями, установленными Таможенным кодексом, и слыхом не слыхивали о проблемах с индикативными ценами.

Как бы там ни было, ясно одно: ничего хорошего малый и средний бизнес, не ждёт.

Политический контекст

Не секрет, что автор таблицы индикативных цен, нынешний Министр доходов и сборов, принадлежит к той же группе влияния, что и первый вице-премьер Сергей Арбузов, а также глава МВД Виталий Захарченко. Эти молодые выходцы из Донецкой области за время правления Виктора Януковича сделали блестящую политическую карьеру, сравнимую лишь со стремительным восхождением на бизнес-горизонт таких звёзд, как новый владелец Одесского НПЗ Сергей Курченко.

Похоже, что на примере ситуации, возникшей благодаря реформам Александра Клименко на таможне, мы столкнулись лишь с одним из проявлений работы неформального объединения, которое в украинских СМИ принято именовать «Семья». К деятельности этого объединения мы обязательно присмотримся поближе в наших следующих публикациях.

4 6
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...



Загрузка...